ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Библейский Апокалипсис

Виктор Угаров © 2014

Ночное бдение

    Четыре всадника медленно спускались с горних высей, с трудом сдерживая коней. Почти разумные животные, предчувствуя потеху, гарцевали под седоками. Рыжий скакун игриво покусывал вороного, и тот в притворном ужасе пытался отскочить. Замыкающий процессию конь, бледная копия командирского белоснежного красавца, только прядал ушами и завистливо косился на приятелей.
    Трое бойцов, в отличие от своих простодушных четвероногих друзей, находились в полном недоумении. Они никак не могли взять в толк, почему едущий впереди брат-близнец жестко притормаживает своего белого скакуна. Их командир, волею Господа получивший венец Победоносного, как будто нарочно торил путь на Землю необыкновенно извилисто, выписывая в эфире путаные узоры серебряной тропы. Вместо того чтобы проложить прямую и широкую дорогу и пустить застоявшихся коней в галоп.
    Братья с тревогой смотрели на фигуру в венце, не решаясь прервать его молчание ни звуком, ни ментально. Наконец, командир, не прерывая движения, поднял правую руку и в сознании бойцов зазвучали слова, подкрепленные огненными письменами:
    — Внемлите! И не говорите потом, что не видели и не слышали!
    Голубой шарик Земли, не больше монеты, стал скачками приближаться, занял все небо — и они нырнули в пелену облаков. Победоносный применил способ, который братья годами испытывали на себе с момента своего сотворения. Крылатые учителя, во время долгих занятий, такими видениями наполняли их разум прошлым и настоящим человечества.
    Сейчас, оставаясь на эфирной тропе, близнецы жадно впитывали информацию, ниспосланную Престолом.
    Горизонтальный полет над земной поверхностью — и они на несколько секунд зависли над панорамой города. Отражающие солнечный свет башни из стекла и разноцветных металлов: пирамиды, цилиндры, поднятые на торец гигантские кирпичи — в причудливых изломах и блеске богатства заполняли пространство от горизонта до горизонта.
    — Горе тебе! — прошептал близнец по имени Смерть, — Горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий!
    Командир, дав оценить картину, направил их сознание вниз, к основанию самого большого сооружения: трех цилиндров, связанных многочисленными перетяжками. Они нырнули под землю и через миг темноты оказались в подвальном помещении, просторном и заполненном разнокалиберной мебелью. Под ярким пологом света два десятка людей стояли, сидели, ходили и говорили-говорили-говорили, перебивая друг друга и суетливо размахивая руками. Огромная карта Земли, покрытая разноцветными пятнами, полностью занимала одну из стен.
    — Внемлите! — услышали братья голос Победоносного, — Время и место!
    И вновь возникли и заговорили огненные письмена.
   Время — год назад.
   Место — резиденция теневого кабинета Корпорации.
   
    Сегодняшнее заседание было по-обычному бурным. В отличие от совета директоров «теневики» Корпорации избегали формальностей: одевались, как удобно (никаких дресс-кодов), имен не носили (клички проще) и циркулировали по залу в хаосе броуновского движения.
    Стройная Гадюка в джинсах и маечке, мастер вооружений, что-то втолковывала Буйволу, главе «Financial Forces», и нервно шарила лазерной указкой по карте мира в районе юго-восточной Азии. Юные дарования группы высоких технологий, Хорек и Крыса, оккупировали угол с компьютерной машинерией и громоздили друг перед другом объемные проекции каких-то схем. Более сдержанные сотрудники группами по двое-трое роились возле столиков с едой. Было заметно, что народ, спустив деловой пар, потихоньку выдыхается. Люди все чаще косились на молчаливую пару за дальним столиком, которая неспешно смаковала кофе и не участвовала в интеллектуальных баталиях.
    У этих двоих, Лидера и Координатора, были все основания для отдыха. Сухонький старичок, Лидер, еще в начале заседания дав установку команде — уничтожение конкурентов, как обычно — теперь наблюдал за суетой сотрудников с отеческой улыбкой.
    Координатор же явно скучал. Ему нужно было только одно — решение начальства. План, Средства и Сроки. И тогда уж он возьмет всю эту банду за горло, скопом и поодиночке, и заставит работать. Решение суть воля Корпорации, а он — проводник ее. Аминь.
    Лидер бросил лукавый взгляд на Координатора и тот облегченно вздохнул. Наконец-то! Шеф принял решение.
    Маленькая лапка приподнялась, и серебряная ложечка коротко пробарабанила по ободку чашки. Гомон в помещении мгновенно утих и сотрудники шустро расползлись по креслам и диванам. Лидер встал. Его мягкий баритон уверенно заполнил всю кубатуру зала заседаний.
    — Друзья мои!
    Зашуршала одежда от ерзанья по обивке кресел. Народ заволновался, ведь Лидер впервые назвал их «друзья мои» вместо «коллеги»! Грядут перемены, подумали все.
    — Итак, друзья мои! — Лидер еще шире улыбнулся и, сцепив руки позади кургузого пиджачка, бодро засеменил вдоль ошарашенных людей, — После серьезных и продолжительных размышлений я пришел к единственному выводу. Нам нужен Апокалипсис!
    Он сделал паузу, приглашая к диалогу. Первым не выдержал Крыса. Тряхнув кудрявыми патлами, он поправил очки и робко возразил:
    — Но, шеф, мы ведь только этим и занимаемся! Сплошные апокалипсисы и армагеддоны, разве нет?
    — Ах, юноша! Вы в корне не правы. Все наши операции — это локальные, поймите же, только локальные удары по врагам! Войны, диверсии, оккупации... Ну, я даже перечислять не буду. Это всего лишь инструментарий, понимаете? Блестяще освоенный, не спорю! Кстати, мои поздравления, уважаемая Рысь, ваша операция «Пандемия» принесла нам биллионы!
    Под вежливые аплодисменты, солидная дама, оккупировавшая диван, смущенно улыбнулась и кивнула.
    — И, тем не менее, — Лидер, не глядя, вытянул в сторону раскрытую ладонь и в нее тут же вложили пульт-универсал, — Обратите внимание на общую схему наших операций.
    Он повернулся к экрану на стене и сменил картинку. Вместо географических ландшафтов появились только контуры стран в разноцветной заливке. Более половины площади континентов было покрыто приятными глазу зелено-голубыми пятнами — области либо подконтрольные бизнесу Корпорации, либо активно осваиваемые. Примерно четверть площади занимали лимонно-желтые, то есть страны «под прицелом». И только семь кроваво-красных пятен — недоступные рынки — портили эту чудесную картину человеческой вселенной.
    — Каждый раз мы идем одним и тем же путем, — лазерный огонек уперся в желтый участок, — Планируем атаку и бьем по врагу, удар за ударом, по строго выверенной схеме. Конечно, мы достигаем успеха, но какой ценой?!
    Лидер рубанул воздух рукой, голос наполнился искренней обидой.
    — Мы теряем прибыль! Как только оборона неприятеля прорвана, — он ткнул указкой в самое большое и оттого самое противное красное пятно, — за нами следом тут же устремляются конкуренты. Да, они слабее, но их сотни! Не затратив ни цента, эти шакалы пожирают нашу упущенную прибыль! Мои аналитики подсчитали, что мы получаем только 20 процентов от максимально возможного профита. Стыдно, друзья мои!
    Лидер перевел дух и уже спокойно продолжил:
    — Нам нужна атака по всем — подчеркиваю, по всем! — регионам мира одновременно. Причем так, чтобы конкуренты даже не догадывались о нашем участии. Для всех народов должно быть очевидным, что инициатива исходит не от нас, а оттуда, — шеф ткнул пальцем в потолок, — Божья кара, не меньше! Под раздачу должны попасть все, все без исключения! А уж мы скорректируем и направление ударов по грешникам, и своевременную помощь полезным для нас праведникам. Апокалипсис! Всем понятно?
    Гадюка подняла руку.
    — Но, шеф, такая грандиозная задача требует разработанного сценария. А где его взять? Я как-то пролистала откровения этого Иоанна — пурга, скажу я вам, муть кромешная. Никакой логики!
    — Вот и славно, милая моя, вот и замечательно! — Лидер довольно потер свои лапки, — Четкий план должен быть только у нас, а для всех остальных мы организуем и пророков, и знамения, и муть кромешную. В общем, то, что вы назвали пургой, хе-хе! Скунс, друг мой, у тебя готов бизнес-план?
    Глава пиарщиков солидно кивнул и похлопал рукой по ноутбуку. Лидер преобразился. Голос зазвенел металлом, приказы выскакивали из него рублеными фразами.
    — Скунс, берись за конфессии, секты, астрологов и им подобных. Мальчики мои, — Хорек и Крыса встрепенулись, — за вами техподдержка: интернет, спецэффекты на небе, земле и воде. Ну, не мне вас учить... Хронос... Сирена... Вирус... Пипа...
    Раздав инструкции, Лидер вновь заговорил ласково и проникновенно:
    — За работу, друзья мои! Через неделю жду от вас внятных и подробных планов. Да пребудет с нами...
   
    Изображение с людьми задрожало, смялось до размера маленького огонька и прыгнуло вверх, в россыпи звезд. Теперь бойцы двигались по прямой, в один ряд. Кони, почуяв смятение седоков, присмирели и в ровном галопе пускали под копыта серебро дороги.
    Крайний слева близнец, сверкнув многоцветными огоньками короны, с улыбкой повернулся к братьям. Сумбур в их головах подвигнул его заговорить вслух, не прибегая к образам.
    — Смиритесь, единокровные. Наша миссия только начинается.
    Хозяин бледного коня тут же возроптал:
    — Но это мои деяния! Это за мной должен следовать ад! Помнишь? «Умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными».
    — И еще раз скажу: смирись, брат. Отец помнит и знает и время наше ожидает нас.
    — Мы созданы одновременно, — задумчиво произнес всадник на рыжем скакуне, — но почему-то я всегда считал тебя младшеньким.
    «Младший» обиделся.
    — И откуда, позволь спросить, такое спокойствие? Как будто тебя это не касается!
    Хозяин войны и мира на Земле пожал плечами и похлопал своего рыжего по шее.
    — Людям понравилось ненавидеть, — меланхолично ответил он, — И если Отцу угодно передать им огонь войны...
    Молчаливый близнец на вороном коне согласно кивнул.
    — Не о том думаете, братья, — командир ткнул пальцем в приближающийся бело-голубой диск, — Вседержитель оказал людям последнюю милость — свободу выбора. Создать бездну или ужаснуться ей. Покаяться в грехах или возликовать во грехе. Молюсь о них постоянно, все же Божьи дети, как-никак.
    «Младший» поежился и тихо спросил:
    — А как же мы?
    Голос предводителя загрохотал в сознании бойцов:
    — Смирение. Молитва. Копить решимость и ждать.
   
    Через полгода после исторического совещания Координатор стоял на балконе, озирая с высоты операционный зал Стратегической службы Корпорации. С удовольствием, надо сказать. Внизу, в котле технологий, вдумчиво и со знанием дела варили историю.
    Кто-то из персонала, деловито снующего там внизу, придумал модный ныне у сотрудников слоган: «Хочешь изменить мир там — нажми кнопку здесь!» В свое время Координатор любопытства ради попытался было найти автора. Не выдали, черти!
    Коммуникатор в ухе издал мелодичный звон и голос Лидера прошуршал: зайдите.
   Войдя в кабинет начальства, Координатор с ходу начал рапорт:
    — Этапы «пять печатей» и «семь ангелов» успешно отработаны. Техно-катастрофы по плану. Партии беспилотных бомберов модели «Саранча» уже на местах. А уж размалеваны! — Координатор позволил себе улыбнуться, — Фантазия у Гадюки, я вам скажу!..
    Шеф, утонувший в кресле, добродушно махнул рукой.
    — Я уже в курсе, не утруждай себя! Присаживайся, — и, проводив подчиненного ласковым взглядом до стула посетителей, продолжил, — Я тут на досуге пролистал, так сказать, наш первоисточник. И увлекся, представь себе!
    Только сейчас Координатор заметил в птичьих лапках старика тоненькую брошюрку.
    — Сумбурный текст, конечно. Но нам только на руку, не правда ли? А Иоанну уже все равно, хе-хе! — Шеф дождался вежливого смешка в ответ и только после этого воскликнул, — Но какие пассажи встречаются, просто сказка! Вот послушай.
    Лидер поерзал, поудобнее устраиваясь, и нараспев затянул:
    — «...товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора,
   корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец,
   и коней и колесниц, — шеф воздел палец, — и тел и душ человеческих». Каково, а?!
    Координатор терпеливо дождался конца гомерического уханья начальника. Он знал, что вызов на ковер неспроста, по-другому просто не бывает. Шеф, наконец, отсмеялся и протер глаза белоснежным платочком.
    А затем взглянул холодно и остро.
    — Наступил крайне важный момент, друг мой, — голос Лидера шелестел, намертво впечатывая в память слова, — Религиозный угар достиг максимума. Я уверен, что последние и самые мощные катаклизмы сотрудники отработают и без тебя. Отдай помощникам, — и после паузы тихо спросил, — Команды «праведников» готовы?
    Координатор кивнул.
    — В правительствах, банках и армиях — все на местах. Бизнес-команды по всему миру ждут только приказа.
    — Начинай. Прямо сейчас.
   
    Где-то в Андах, на западных склонах гор затерялась гранитная площадка, в центре которой горит костер. Над ней удивительным образом нет промозглого тумана и облаков — местной достопримечательности — а созвездия южного полушария сияют в небе ровно и ярко. На этом каменном пятачке всегда ночь, круглосуточно.
    Вокруг костра в разных позах расположились четыре фигуры, не отличимые друг от друга. Мраморные тела без единого признака растительности, а на месте глаз — влажная, отражающая огни чернота. Одинаковая комплекция, одинаковые плащи. Только у одного из четверки на голове поблескивает корона.
   
    Победоносный, выпрямив спину и скрестив ноги, добродушно озирал понурые фигуры братьев. Брат по имени Смерть свернулся в клубок и, подперев голову рукой, неотрывно вглядывался в языки пламени, дрожащие над не сгорающим хворостом. Хозяин войны и мира задумчиво делал пассы руками, из-за чего в его ладонях то исчезал, то появлялся блистающий меч, причем каждый раз другой формы. Последний из братьев вообще лежал спиной к костру, и в каких грезах блуждал его разум, не мог распознать даже командир.
    Конечно, венценосцу дарована была, волей Создателя, власть над рекой времени. Правда, поворачивать такую реку вспять его не сподобили, но вот ужать долгие годы ожидания до нескольких мгновений он вполне мог. Только вот наказу Престола укрепить дух братьев это никак бы не помогло. Да и сами близнецы, томясь бездельем и неведением, периодически срывались с места поодиночке, высвистав коня и исчезая за горизонтом. Возвращались они, как правило, притихшими и долго молились.
    Поднявшись, Победоносный подошел к краю площадки и поглядел вниз. Метрах в ста ниже блестело в звездном свете горное озерцо. По его берегу носились четыре быстрые разноцветные тени. Любимцы братьев, задрав хвосты, радостно гоняли друг друга, распугивая ржаньем местную живность. Вот уж кому горя мало!
    Он повернулся к костру и мановением руки превратил костер в ревущий столб пламени.
    — Братья мои, — позвал Победоносный и на его лице скрестили взгляды три пары черных глаз, — Кончается год седьмой. Приходит время Зверя.
   
    Корпоративная вечеринка достигла пика веселья. Седьмую годовщину операции «Апокалипсис» отмечали с особым размахом и шиком. Вместо карты мира на настенном экране мелькали мастерски смонтированные кадры кинохроники, под бравурную музыку и восхищенные вопли публики. Сотрудники, пьяно шатаясь, пытались завладеть пультом-универсалом — каждый хотел похвастаться своими успехами.
    Координатор, как обычно, сидел в сторонке, потягивал бренди и с улыбкой смотрел на экран. Летящие по небу пылающие камни — то ли порождения вулкана, то ли обломки химзавода — сменялись черными потоками отравленных рек, а они — ревущими толпами людей на городских площадях. Особый восторг вызвали пикирующие на жилые кварталы звенья беспилотных бомберов. Каждая «саранча» имела декоративные крылья, а ее нос украшал рисунок исковерканного ужасом человеческого лица. Птичьи когти под фюзеляжем цепко держали блоки ракетных установок. Каждый залп на экране зрители сопровождали пьяными криками и звоном бокалов.
    В ухе раздался мелодичный звон коммуникатора и человек вздрогнул, едва не расплескав драгоценную влагу.
    Входя в кабинет шефа, Координатор твердо знал — решается его судьба. За семь лет логово начальника почти не изменилось. Только любимое кресло Лидера исчезло, а на его месте соорудили просторное ложе в окружении сложной аппаратуры жизнеобеспечения.
    Из переплетения трубок показалась сухая птичья лапка и поманила к себе. Не произнеся ни слова, Координатор сел у изголовья и сложил руки на коленях. Его переплетенные пальцы побелели от напряжения, а дыхание перехватило. Начни он сейчас доклад, то, пожалуй, и опозорился бы, пустив петуха!
    — Ты следующий, мой мальчик, — голос из-под медицинской маски шелестел ровно и бесстрастно, — Сегодня в полночь я введу себе «нирвану» и ты займешь мое место.
    Старик замолчал, только кисть его руки шарила в воздухе, то ли хватая что-то, то ли поглаживая. Пауза затянулась, им обоим было о чем подумать.
    Птичья лапка вдруг судорожно сжалась в кулачок: Шефа, наконец-то, пробило на эмоции. Голос его окреп:
    — Я хочу, чтобы тебя охватило — нет, чтобы тебя пробило до печенок! — осознание того, что ты получаешь в наследство! Не просто Корпорацию и бизнес, а власть! Понимаешь, сынок?
    Речь шефа опять зашелестела ровно и даже напевно:
    — И дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть... и даны были ему уста, говорящие гордо...
    Птичья лапка задергалась, голос заскрежетал.
    — Понимаешь, засранец?! Гордо!
    Координатор не на шутку перепугался. Не хватало еще, чтобы старик склеил ласты, не закончив инструктаж! И безо всякой «нирваны». Из-под маски посыпались знакомые «хе-хе-хе» и Координатор облегченно выдохнул.
    — Не волнуйся, дружок, я в порядке. Уж до полуночи как-нибудь продержусь.
   
    На следующий день новый Лидер, сидя в потрепанном, но очень комфортном кресле, наследстве почившего шефа, сканировал цепким взглядом ряды мониторов на стене. Новости со всех континентов в режиме on-line радовали весьма и весьма. Где-то уже сноровисто расчищали завалы, конечно, используя технику Корпорации. Во все концы мира спешила гуманитарная помощь, а на площадях городов разноязыкие проповедники возносили хвалу новым демократическим властям.
    — Дракон, — вдруг всплыло в памяти, — А что, неплохой бы получился логотип!
   
    Годы проплывали над гранитной площадкой, затерявшейся где-то в Андах, по-змеиному растягиваясь в долгие ожидания или быстро мелькая, подобно броску кобры. Неизменными оставались только негасимый костер и звездное небо над головой.
    Но пришло время, и Победоносный получил знак. Он встал в полный рост. Корона на его голове вспыхнула разноцветными огнями, а над черными пиками Анд эфирным мостом вознеслась широкая дорога.
    — Пора, братья, — просто сказал он.
    Близнецы поднялись одновременно и молча. Их ночное бдение закончилось. Годы на Земле, как и хотел Отец, наполнили их мудростью и решимостью. И печалью.
    Кони, не дожидаясь призыва, уже гарцевали рядом и нервно прядали ушами. В одно движение братья оказались в седлах и, пустив коней в галоп, на ходу стали менять обличья.
    Победоносный преобразился в сероглазого крупного мужчину с волосами цвета пепла и в серебряных доспехах. Его плащ ниспадал с плеч, сливаясь цветом с кожей белоснежного коня. Огромный меч он спокойно держал поперек седла.
    Воин в алых латах, хищно улыбаясь и блестя зелеными глазами, пригнулся к холке своего рыжего коня. Кончик его сабли почти касался поверхности мелькающей внизу дороги.
    Черный рыцарь, пугая своего вороного друга, выписывал мечом в воздухе сверкающие дуги.
    И только юноша на бледном коне все никак не мог удержать выбранный облик. Череп с клоками седых волос, ухмыляющийся гнилыми зубами, вдруг начинал дрожать, сминаться и сквозь маску опять проступал мраморный лик с черными маслинами глаз.
    Слезы, с которыми не мог справиться всадник по имени Смерть, дрожали и таяли на ветру бешеной скачки. А его губы все повторяли и повторяли:
   
    Я есмь Альфа и Омега... начало и конец... который есть и был и грядет...
   

Виктор Угаров © 2014


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.