ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Страсти вселенские

Елена Жидкова © 2014

Мальчик, вызывающий ураганы

   

    Тень на стене качнулась, словно огромный зверь кивнул головой. Протянула лапу, потрогала шкаф. Эдди зажмурился. Снова тот, кто приходит по ночам. Это не тень дерева, вблизи их нет. Это что-то другое, непонятное и потому пугающее. Лучше не смотреть.

    Хлопнула входная дверь. Тетя Лиз вернулась.

    — Ты спишь, дорогой? — приоткрыла дверь в спальню. Полоска света попала не стену, тень метнулась в сторону.

    Эдди усиленно засопел. Пусть думает, что он спит. Разговоры ни к чему не приведут. Все равно Эдди не получит ответ на свой главный вопрос. Когда он спрашивает про маму, Лиз отводит взгляд и пожимает плечами. Эдди хорошо помнит то последнее утро в их доме. Веселый мамин голос, стук входной двери, шуршание шин по гальке. Он целый день слонялся по дому, удивляясь, что мама не приехала обедать. А вечером пришла встревоженная Лиз и забрала его к себе. Потом был долгий путь в другой город. Старый деревянный дом бабушки Эдди, населенный странными тенями.

    — Ну, спи, спи, — дверь тихо закрылась. Эдди приоткрыл глаза — тени на стене не было.

    Лиз спустилась по лестнице.

    — Том, это я, мы уже три дня здесь... ты сам говорил, нет ... так не пойдет.

    Эдди тяжело вздохнул — Лиз разговаривала по телефону с загадочным Томом.

    — Ему всего девять, что значит кто, он мой племянник! — Лиз в сердцах швырнула трубку.

    Сердце Эдди сжалось. Кто этот Том, почему Лиз звонит ему каждый вечер? Что он говорит ей такое, отчего Лиз всхлипывает, ворочается, скрипя кроватью. Ее комната рядом, через тонкую стену все слышно. Эдди сжал кулаки. Попадись ему этот Том, намнет он ему бока, ох, намнет!

    Он перевернулся на живот, сгреб подушку в охапку, уткнулся в нее лицом. Если бы можно было еще накрыться одеялом с головой, чтобы ничего не видеть и не слышать, но слишком жарко, даже открытое настежь окно не помогает.

    — Кхм, — вдруг раздалось из-за шкафа.

    Эдди вздрогнул и приподнял голову. В углу что-то зашевелилось, звякнул колокольчик. Тень появилась вновь, заплясала на стене, потом словно съежилась, а на освещенную луной половицу выкатилось существо. Казалось, это просто ярко раскрашенная кукла, арлекин в колпаке с колокольчиком. Арлекин блеснул глазами и растянул большой рот в улыбке.

    — Привет, не спится? В такую-то ночь разве можно спать?

    — В какую? — Эдди нервно сглотнул.

    — Полнолуние, мальчик, полнолуние!

    — Ты кто?

    — Как кто? Тролль. А, ты про одежду? Так сегодня бал-маскарад. Не обращай внимания. Потом переоденусь в свое, привычное.

    — Ты здесь живешь, за шкафом? — Эдди сел на постели, продолжая рассматривать нежданного гостя.

    — Я?! За шкафом?! Вот еще! Я часто наведываюсь сюда. Дом долго пустовал, пока вы не переехали. Вот, наблюдал за тобой, — тролль сощурил хитроватые глазки и улыбнулся еще шире, обнажив мелкие зубы.

    — Ты следил за мной? Зачем?

    — Это моя обязанность следить за всем, что происходит в этом доме. Я ведь придворный ее Величества. Упс, — тролль испуганно округлил глаза, — ну вот, сболтнул лишнего. Ты не расскажешь советнику? Вмиг донесет!

    — Какому еще советнику?!

    — Что это со мной сегодня, не иначе луна действует, опять проговорился! — тролль сокрушенно покачал головой, тихо зазвенел колокольчик, — Да вот и он! Здравствуйте, советник!

    Эдди повернул голову и увидел на подоконнике огромного рыжего кота. В свете полной луны шерсть его отливала голубым, отчего кот походил на персонаж фантастического фильма. Толстый, пушистый котяра с любопытством рассматривал Эдди желтыми глазами. Вокруг кошачьей шеи было повязано белое жабо, в зубах советник держал рыбью голову. Сельдь — с ходу определил Эдди. С головы сельди капали ржавые капли и оседали пятнами на жабо.

    — Тьфу, — кот выплюнул добычу, — Марвин, просто Марвин, сколько раз повторять.

    — Опять рылся в помойке, охотник за головами, — недовольно проворчал тролль и поморщился, — тебя что, плохо кормят? Посмотри на себя!

    — Слегка испачкалось, — кот скосил глаза на жабо, — почти незаметно. Да брось, Ролли, королева и не заметит.

    — Ай, — воскликнул тролль, — ты сказал королева, ты сам это сказал! Проболтался! Думай, а потом говори!

    — Я — советник,я могу только советовать. Думать при этом совсем не обязательно. И потом, это уже не тайна, ведь мальчишка живет в этом доме, имеет право знать.

    — Знать что? Вы о чем это? — Эдди с удивлением наблюдал, как Марвин, вырыв ямку в горшке с геранью, пристраивает туда рыбью голову.

    — О королеве, например. О тайне этого дома.

    — Королеве чего? Здесь поблизости какое-то королевство?

    — Королеве Всего! Что непонятно-то? Но не все сразу. На сегодня для тебя достаточно, верно? — закончив с горшком, кот встал на все четыре лапы и с удовольствием потянулся, — а сейчас мы опаздываем, после поболтаем.

    — Да, — подтвердил тролль, — тебе завтра рано вставать, завтра нелегкий день.

    Задрав пушистый хвост, кот спрыгнул с подоконника во двор и исчез в кустах чертополоха. Тролль взмахнул рукавом, горсть золотистого порошка рассыпалась в воздухе, в нос ударил пряный запах. Голова закружилась, глаза закрылись сами собой, и через секунду мальчишка уже спал. Тролль запрыгнул на подоконник и вывалился наружу вслед за котом.

    — ------------------------

    Следующий день действительно оказался нелегким. Новая школа Эдди не понравилась. Облупившаяся, посеревшая штукатурка покрывала здание времен войны севера с югом. С огромными окнами, разбитой мраморной лестницей школа казалась неживым памятником тех далеких времен. Эдди вздохнул и осторожно ступил на треснувшую ступень. В ту же секунду дубовая дверь распахнулась, и на улицу выскочил рыжеволосый мальчишка. Покрасневшее от злости лицо густо покрывали веснушки, рыжие вихры торчали во все стороны. Сбежав по лестнице вниз, толкнул Эдди рюкзаком.

    — Посторонись, малявка!

    — И без родителей не возвращайся, — в дверном проеме возникла дама в строгом костюме, — ты меня слышишь, Сайман Мэрфи?

    Но Мэрфи уже и след простыл. Дама перевела взгляд на смущенных Лиз и Эдди и натянуто улыбнулась.

    — Добро пожаловать, я — директор этой школы, миссис Уиллис. Ты Эдвард Хинкли? Идем, мальчик, я провожу тебя в класс.

    Внутри все оказалось так же серо и уныло. Огромные, немытые окна нехотя пропускали свет. Спертый воздух не давал сосредоточиться. Эдди то и дело утирал со лба пот. В такую жару только сумасшедшие держат окна наглухо закрытыми. Тусклый голос молоденькой учительницы нагонял тоску. Класс ее не слушал, гудел, как потревоженный улей. На Эдди никто не обращал внимания. Впрочем, его это вполне устраивало. Последняя парта, что может быть лучше в незнакомом месте.

    Эдди заскучал, как вдруг дверь неожиданно распахнулась, и на пороге появился уже знакомый мальчишка.

    Он деловито проследовал через весь класс и бросил рюкзак на стул рядом с Эдди.

    — Эй, малявка! Это мое место!

    — Там два места, Мэрфи, — учительница как можно строже посмотрела на мальчишку, — ты будешь сидеть с новеньким. Как только миссис Уиллис разрешит тебе вновь посещать занятия.

    — Мисс Депт, мой папаша сейчас разговаривает с директором, и я привык сидеть один.

    — Ничего не поделаешь, придется потесниться, — мисс Депт повернулась к доске и принялась писать цифры.

    Уши Мэрфи вспыхнули, лицо вновь покраснело.

    — Ну, все, малявка, ты — не жилец! Еще раз сядешь со мной рядом и пожалеешь!

    Гул прекратился, все внимание класс устремил на Мэрфи. Кто-то посмеивался, кто-то злорадно улыбался, предвкушая предстоящие разборки. У Эдди засосало под ложечкой. Мисс Депт, казалось, не замечала изменившегося настроения класса. Она продолжала монотонно объяснять принципы сложения. Эдди хотелось схватить свой рюкзак, убежать и не возвращаться. Он бы наверное, так и сделал, не зазвени долгожданный звонок.

    Избежать неприятного разговора с Мэрфи удалось, его ждал отец. Высокий, рыжеволосый мужчина положил тяжелую руку на шею сына. Тот съежился, втянул голову в плечи и так они вместе вышли за школьные ворота. Но это сегодня. А как быть завтра?

    Эдди миновал привратника и перелез через зеленую изгородь. Так короче. Вон он дом, на горке, издалека видать. Интересно, Лиз уже дома?

    Мальчишка перелез через очередную стену зелени и очутился в чужом дворе. На лужайке, блаженно прикрыв глаза, грелся на солнышке большущий рыжий кот.

    — Марвин, эй, Марвин! — позвал Эдди.

    Но кот даже ухом не повел. Он только слегка приоткрыл левый глаз, но Эдди этого не заметил.

    — Кто тут еще?! — в распахнутом окне на втором этаже появилась старуха в белом чепце, — кто тут бродит?

    — Я просто позвал кота, мэм, это ваш кот? Его зовут Марвин?

    — Какой еще кот, у меня нет кота, — старуха поднесла к глазам лорнет и пристально посмотрела на мальчика.

    Эдди обернулся. Лужайка была пуста.

    — Ты случайно не Мэрфи? Шел бы ты отсюда по добру, по здорову. Нет у меня никаких котов.

    Громко хлопнула деревянная ставня. Старуха продолжала ворчать, но Эдди ее уже не слышал. Он вышел на дорогу, которая вела прямиком к дому.

    Эдди открыл дверь. В доме было так тихо, что слышно было тиканье старого будильника в спальне Лиз. На столе стоял прикрытый салфеткой обед, рядом записка из двух слов: «Буду поздно». Эдди вздохнул и ковырнул вилкой холодный омлет.

    — -----------------------------------------

    — Апчхи, — из-за шкафа показалась хитрая физиономия тролля, — скажи, пожалуйста, когда твоя тетка уберет в доме как подобает? От пыли задохнуться можно, — Ролли показался полностью и Эдди отметил, что на этот раз он был одет скромнее, — а ты чего в постели, ночь только началась.

    — Потому и в постели, что ночь.

    — Неправильно мыслишь, — на подоконнике появился знакомый рыжий кот, — ночью происходит самое интересное и будет непростительно все это проспать.

    — И что же может произойти такого удивительного, когда все спят?

    — Только не в этом доме! В доме старой Элизабет нельзя спать! Ну, если только у тебя нет вопросов, претензий или особых пожеланий, — кот приблизился к горшку с геранью и заглянул внутрь.

    — Итак, вопросы есть? Претензии, жалобы, ноты протеста, — тролль достал из-за пазухи блокнот, послюнявил карандаш и приготовился записывать.

    — У меня? — Эдди оторопело смотрел на странную парочку.

    — Ну, не у меня же! — Марвин подцепил когтем рыбью голову и ловко выдернул ее из горшка, — у меня все в порядке.

    — Ладно. У меня есть претензия. Тетя Лиз не говорит мне правду.

    — Раз, — тролль поставил цифру «1» в блокноте, — какого рода правда тебя интересует?

    — Почему моя мама уехала и не вернулась? Она меня бросила?

    — Это сложный вопрос. Советник, что вы можете сказать по этому поводу? Почему ребенку не говорят правду?

    — С ума сошел Ролли, я даже сам себе ее не говорю, — Марвин прижал лапой рыбью голову к подоконнику и впился в нее зубами.

    — Советник хотел сказать, что правду надо еще найти. А она все время прячется. На балу вот только вчера искали, искали. А ведь объявили, что приехала.

    — Конечно, спряталась, явилась как всегда голая, — Марвин доел, наконец, рыбу и облизнулся, — да ее сильно никто и не искал, кому голая правда нынче нужна?

    — А я так надеялся, что тетя Лиз мне ее скажет!

    — Что у нас с надеждой, советник?

    — При смерти.

    — Опять?!

    — Как обычно!

    — Куда катится мир! Ни на кого нельзя надеяться, даже на саму надежду. Идем дальше. Жалобы есть? Кстати, как успехи в школе? — тролль снова послюнявил карандаш и выжидающе посмотрел на мальчика.

    — Так себе, — отмахнулся Эдди.

    — Рассказывай, рассказывай, — промурчал кот, — здесь все свои. Ты ведь внук старой Элизабет. Той, которая... ну, это после.

    — В школе меня достал Мэрфи.

    — Два, жалоба, — тролль поставил в блокноте цифру «2», — эти Мэрфи всех достали, та еще семейка. Но в каждом городе есть свои Мэрфи, к сожалению, от них никуда не денешься. Можно только их самих куда-нибудь деть.

    — Куда же я их дену?

    — Куда захочешь. Ты многое можешь. Только не знаешь. Старая Элизабет была на службе у нашей королевы. Она могла соорудить небольшую бурю прямо у себя на кухне, в стакане воды. Помнишь, Марвин, последний смерч, когда унесло аптекаря? Вызывали пожарную команду и снимали его с колокольни. Забавно вышло.

    — Моя бабушка была колдуньей? — у Эдди расширились глаза от удивления.

    — Ну, что-то вроде этого, — Марвин спрыгнул с подоконника и уселся в ногах Эдди, — в конце концов, аптекарь сам виноват. Незачем было грубить.

    — Итак, что у нас будет под номером «3»? Есть самое неотложное желание? Чего бы ты очень сильно хотел? Я, например, на Аляске хочу побывать, — тролль мечтательно закатил глаза.

    Эдди задумался. Неплохо было бы зашвырнуть этого нахального Мэрфи куда-нибудь на вершину Килиманджаро, куда не достает пожарная лестница. А еще лучше отправить его туда в компании Тома, от которого плачет тетя Лиз. И весь класс туда же вместе с мисс Депт, все равно ее никто не слушает. И все же не это главное. Как хотелось вернуться назад, в то время, когда было так хорошо и спокойно рядом с мамой. Чтобы не было того утра, когда Эдди остался один.

    — Хочу, чтобы все было по-старому, как раньше. Домой хочу.

    — Ну, это будет сложно, — тролль почесал карандашом за ухом, — что скажете, советник?

    — Я знал, что аудиенции у королевы не избежать. Понимаешь ли... — кот запнулся на середине фразы.

    Послышался скрежет ключа в замочной скважине, скрип открываемой двери.

    Тролль метнулся за шкаф, кот сиганул в окно. Тетя Лиз, напевая что-то под нос, быстро поднялась по лестнице и заглянула в комнату Эдди.

    — Не спишь, смотри, что я принесла, — Лиз села рядом, обняла за плечи Эдди, и он уловил легкий запах вина и табака. Лиз положила перед племянником ярко раскрашенную коробку шоколадных конфет, — пойду, поставлю чайник, ты не против?

    Мальчик внимательно осмотрел коробку. За розовой лентой, переходящей в огромный бант, примостилась скромная карточка. Он аккуратно вытащил ее, перевернул. «С наилучшими пожеланиями. Томас Мэрфи». Нет, только не это! Тут что, город Мэрфи?!

    Эдди сидел за кухонным столом и помешивал ложкой чай. Он думал о Мэрфи, обо всех Мэрфи сразу. Сахар не хотел растворяться и Эдди быстрее закрутил ложкой. В чае образовалась маленькая воронка, мальчик смотрел в чашку как завороженный, не в силах оторвать от нее взгляд. В пальцах закололо, они как будто приклеились к ложке. Вдруг он услышал, как хлопнуло створкой открытое настежь окно в его комнате, открылась, подчиняясь порыву ветра, форточка на кухне. Забарабанил по крыше дождь.

    — Какой ветер поднялся! — Лиз поспешила закрыть все окна, — и дождь такой сильный. Надо же, ни облачка не было.

    Эдди почесал переносицу и поспешно отодвинул от себя кружку.

    — ---------------------------

   

    Идти в школу не хотелось, ноги заплетались и норовили свернуть к дому. Разборки с Мэрфи не избежать, а конфликты Эдди не любил. Если придется драться, кто одержит верх, было очевидно. Сайман крупнее Эдди раза в полтора. Наверняка он накачал мускулы, играя в регби. Фотографии школьной команды по регби, в состав которой входит Мэрфи, развешаны по всей школе. Эдди напряг руку и потыкал пальцем предплечье. Да, слабовато. Что же делать?

    Поваленное дерево на дороге вывело мальчика из задумчивости. Вчерашний ураган свалил молодой тополь. Неужели это Эдди вызвал вчерашнюю бурю, или так совпало? А вдруг он и впрямь может заставить подчиняться ветер, как его бабушка? Тогда можно справиться с Мэрфи другим способом и не лезть в драку. Ведь тролль с котом так и сказали. Он многое может. Эдди расправил плечи. Пришла пора разобраться с этим Мэрфи.

    Войдя в класс, Эдди не обнаружил стул, на котором вчера сидел. Сайман криво усмехнулся. Наверняка, спрятал стул и теперь радуется.

    — Садись за учительский стол, Хинкли, — голос мисс Депт по-прежнему не выражал эмоций, — а с тобой, Мэрфи, мы поговорим после уроков в кабинете директора. Не отвлекаемся, пишем тему урока. Океаны Земли.

    Мисс Депт отвернулась к доске, Сайман показал Эдди увесистый кулак, провел ладонью по шее. Ах, как страшно! Если Эдди захочет, то сотрет в порошок этот мерзкий городишко вместе с его обитателями. Мальчишка осмелел, посмотрел Сайману прямо в глаза и покрутил указательным пальцем у виска. Глаза Мэрфи округлились, он угрожающе привстал со стула, и тут мисс Депт обернулась.

    — Хочешь отвечать, Мэрфи? Или к доске.

    Теперь настала очередь радоваться Эдди. Сайман урока не знал. Он что-то мямлил, заикался, краснел и от этого злился еще больше. За спиной мисс Депт, нацепив на нос ее очки, Эдди откровенно насмехался над жалкими потугами Мэрфи выплыть из Атлантического океана. Класс хихикал, и Эдди догадывался, что на этот раз смеются не над ним.

    На перемене все столпились вокруг Саймана. Миниатюрный мяч для регби, сувенир с автографом какой-то спортивной знаменитости завладел вниманием класса. Сам Роберт Маккроут расписался специально для Саймана Мэрфи! Кто такой этот Маккроут, Эдди не знал, и знать не хотел. Он собирался незаметно проскочить мимо кучки восторженных одноклассников, но Сайман стерег его как сарыч.

    — Далеко собрался, учительский прихвостень? — Мэрфи демонстративно медленно засучил рукава, — может, поговорим?

    — Поговорим, — Эдди сделал спину как можно прямее, приподнялся на носки, и все равно не дотягивался даже до подбородка Саймана, — что тебе надо, чего привязался?

    — Что мне надо?! И он еще спрашивает! Чтобы ты и твоя тетка убрались из нашего города, вот что мне надо!

    — Это еще почему? Ты что, мэр этого города? Любой, кто приедет сюда, имеет право остаться.

    — Только не в доме на холме. Это дом сумасшедшей Элизабет, значит, вы тоже психи. А психам нет места в нашем городе.

    — Не смей называть мою бабушку сумасшедшей!

    — Бабушку?! — глаза Мэрфи сделались огромными, — ведьма с холма твоя бабушка?! А ты знаешь, что в древности делали с такими, как твоя бабка? Их сжигали на костре, и, между прочим, правильно делали. Что вы едите на завтрак, ведьмины родственнички? Паучьи лапки, или предпочитаете дождевых червячков? А может, вы пьете по ночам кровь невинных младенцев?

    Вдруг Эдди почувствовал, как кто-то легонько наступил ему на ногу. Мальчик скосил глаза вниз и увидел Ролли. Подмигнув Эдди, он ловко проскочил между ног Саймана и в доли секунды оказался на противоположной стороне улицы. В руках тролль держал холщовый мешочек. Из подворотни заброшенного дома вынырнул Марвин, тролль вскочил ему на спину, и оба приятеля скрылись в зарослях ежевики.

    — Хочешь подраться? — Эдди разозлился не на шутку. Хотя он никогда не видел свою бабушку, называть ее ведьмой он не позволит.

    — Подраться? Да я же убью тебя с первого же удара, слабак! У меня есть идея получше, — Мэрфи ехидно улыбнулся и переглянулся с приятелем, — знаешь большой каньон и старый мост над ним? Так вот, жду тебя завтра в десять у каньона. Пойдем по очереди по мосту. Не испугаешься, перейдешь на ту сторону, можешь оставаться. Нет — уберешься из города вместе с теткой.

    — А ты сам — то не боишься?

    — Я сто раз по нему ходил. Вот и посмотрим, какой ты храбрый. В штаны не наложи, ведьмин внучок! Зелья хлебни волшебного перед этим.

    — А что будет, если ты не перейдешь на другую сторону? Ты уберешься из города?

    — Я никогда, слышишь, никогда не уберусь из этого города. Потому что это мой город. И я перейду мост, можешь в этом даже не сомневаться.

    — Посмотрим, — сказал Эдди, — языком молоть все могут.

    Оставшиеся уроки прошли как в тумане. Эдди лишь однажды видел тот каньон и мост. При въезде в город машина Лиз заглохла, и мальчик решил прогуляться. Тогда он и увидел страшную пропасть. Внизу, где заканчивались отвесные скалы, между острыми камнями бежал ручеек. А на другую сторону был перекинут навесной мост. Ветер раскачивал хлипкое сооружение, деревянные доски почернели от времени, канаты истрепались. Какой сумасшедший ухитрился перекинуть мост над пропастью, кто ним пользовался? Зачем нужен этот мост, если на той стороне лишь нескончаемая пустыня? И завтра Эдди предстоит по нему пройти.

    Мальчик прокручивал в голове весь разговор с Сайманом. Что-то было не так. Не в самой идее, нет, было что-то еще, что не давало покоя. Сайман переглянулся тогда с Биллом, да, так кажется, зовут его приятеля. И тот ухмыльнулся в ответ. Что-то здесь нечисто. Мэрфи расставил Эдди ловушку и тот сам захлопнул крышку, согласившись на авантюру. Но отступать поздно. Только бы тети Лиз не было дома как всегда.

    — ------------------------------

    Эдди сладко спал. Ему снилась мама, она стояла вдалеке и улыбалась. Вовсю светило солнце, мама поманила мальчика рукой, увлекая в синюю бездонную даль. Он побежал по зеленой траве, которая ласкала и слегка щекотала босые ноги. Мальчик догнал маму, она обернулась, обняла сына за плечи и поцеловала в лоб. Эдди вздрогнул. Губы мамы были холодны, как лед. Где-то вдалеке раздался грохот. Эдди захотел убежать и вдруг проснулся. Шум повторился. Это опять за шкафом!

    — Срочное сообщение, экстренный выпуск, — на середину комнаты выскочил запыхавшийся тролль с почтовой сумкой через плечо, — внеплановое проведение, не дожидаясь полнолуния, бала во дворце ее Величества. Вот, пригласительный билет.

    Эдди с удивлением рассматривал разноцветную бумажку, больше напоминавшую конфетный фантик. Посреди цветов и бабочек примостилось написанное кривыми буквами имя: Эдвард Хинклей.

    — Не Хинклей, а Хинкли, — поправил Эдди.

    — Советник подписывал, что ты от него хочешь, — тролль пожал плечами, — он в отличие от тебя в школу не ходил. Котов туда не пускают.

    — А куда приходить? Где этот дворец?

    — Там где ты видел Марвина, в доме за зеленой изгородью. Ровно в полночь. Не опаздывай! Ворота открываются в двенадцать ночи и закрываются в двенадцать с четвертью, все, я полетел, у меня еще полно приглашений, — тролль юркнул за шкаф, там снова что-то грохнуло.

    Эдди сидел на кровати и напряженно смотрел на часы. Недавний сон не шел из головы. Приглашение — это как нельзя кстати. Если уж королева Всего не сможет ответить на вопросы Эдди, то тогда кто? На тетю Лиз надежды мало. Ее и дома-то никогда не бывает. Вечером она, похоже, домой не возвращалась. Хоть бы не исчезла так, как мама. Эдди потер слипающиеся глаза и посмотрел на часы. Короткая стрелка приблизилась к цифре «12». Пора!

    Эдди перелез через изгородь, приблизился к дому и прислушался. Откуда-то доносились голоса, тихо играла музыка. Он подошел к двери и только слегка коснулся шершавой поверхности, как вдруг она открылась сама собой. Эдди замер от неожиданности. Перед ним простирался огромный, освещенный множеством огней, зал. Натертый паркет отражал хрустальные люстры, как в зеркале. На стенах не было свободного места — кругом висели картины или зеркала в золоченых рамах. А гости! Такого Эдди не мог себе даже представить! Невиданные существа лишь отдаленно походили на людей. Одни были с крыльями, как у бабочек, другие с павлиньими хвостами, многие имели странный зеленоватый оттенок кожи. И костюмы! Один безумнее другого. Кружева, банты, тюрбаны и шлейфы слились в единый пестрый ковер. Музыка смолкла. Нарядно одетые гости притихли и разом обернулись на Эдди.

    — Наш почетный гость Эдвард Хинкли! — прокричал маленький человек в ливрее и зал разразился аплодисментами. Толпа расступилась, и Эдди увидел трон в конце зала. На нем сидела самая настоящая королева. То, что это она и есть, сомневаться не приходилось, ведь на голове ее красовалась маленькая блестящая корона. Эдди осторожно приблизился и слегка поклонился, не сводя глаз с ее Величества. Несмотря на седые волосы и преклонный возраст, августейшая особа выглядела вполне презентабельно. Королева поднесла к глазам лорнет и пристально посмотрела на мальчика. Эдди мог поклясться, что уже видел этот лорнет в других руках. Или в тех же самых?

    — Ну, здравствуй, внук старой Элизабет! — королева улыбнулась краешком губ, — наконец то мы с тобой познакомимся. Давно не заглядывал в наши края тот, кто вызывает ураганы. Прямо беда!

    Гости сдержанно засмеялись. Кто ее знает, эту королеву, шутит она или всерьез?

    Эдди понятия не имел, с чего начать разговор с королевой Всего, и тут заметил позади трона неразлучную парочку. Тролль подпрыгивал от нетерпения, кот, наряженный в не первой свежести жабо, сосредоточенно вылизывал лапу.

    — Ролли доложил мне о твоих проблемах, — в руках королевы появился уже знакомый блокнот тролля, — Я знала старую Элизабет, она верно служила мне, вызывая дожди и бури. Ты пока мал, но в твоих руках большая сила. И только от тебя зависит, как ты ней распорядишься. Но сейчас не об этом. Я наслышана о твоей беде. Лиз слаба, к сожалению, она не сможет тебе помочь. Ей самой нужна помощь. Ты сам решишь все свои проблемы, и сам найдешь ответы на вопросы. Потому что ты внук Элизабет. А она была далеко не глупой женщиной. Завтра тебе предстоит сразиться с Мэрфи. Не стоит недооценивать его. Он хитер и жесток, как все Мэрфи в этом городе. Завтра ты должен будешь принять решение. Ты должен будешь сделать выбор. Жизнь и смерть всегда рядом. И от твоего выбора будет зависеть, кто из них победит. Запомни хорошенько мои слова, ну, или запиши. Я не могу вмешиваться, но в память о старой Элизабет, я решила тебе немного помочь. Ролли, покажи наш подарок.

    Перед Эдди возник довольно улыбающийся тролль и протянул Эдди холщовый мешочек. Мальчик развязал его и с удивлением обнаружил там мячик с автографом. «Роберт Маккроут для Саймана Мэрфи».

    — Он тебе пригодится, — улыбнулась королева, — и еще, эти двое отправятся с тобой. Ролли назначается независимым наблюдателем, а советник — Верховным судьей завтрашнего поединка. Удачи тебе!

    Королева слегка наклонила голову, давая понять, что аудиенция окончена. Заиграла музыка, бал возобновился. Вокруг Эдди замелькали счастливые, смеющиеся лица. Зашуршали платья, закружились в вальсе кружева и шляпки.

    Эдди загрустил. Королева, выражаясь туманно, не решила проблем девятилетнего мальчика. Все зависит от него самого. Вот уж новость! Но раз он здесь, можно хоть полюбоваться на сказочный, невиданный мир. Вряд ли Эдди еще раз удастся здесь побывать. Угостившись пирожным с подноса пробегающего мимо официанта, Эдди поднялся по широкой мраморной лестнице и оказался на верхнем ярусе. Здесь, среди горшков с красивыми, сильно пахнущими цветами, он заметил грустную девчонку. Закутавшись в плащ, она сидела на перилах и смотрела вниз на танцующих.

    — Привет, я — Эдди.

    — А я — Правда — буркнула девчонка.

    — Правда?!

    Девчонка закатила глаза.

    — Хочешь сказать, что пришел сюда исключительно из-за меня?

    — Да, я хотел бы знать...

    — Ничем не могу помочь, — девчонка беспомощно пожала плечами, — я дала слово королеве, что не скажу тебе ни слова. Когда придет время, ты все узнаешь, но не сегодня, извини.

    — Завтра мне предстоит поединок, и я не знаю, чем он закончится. Я могу никогда не узнать, куда пропала моя мама.

    Девчонка сдвинула брови. На Эдди смотрела суровая Правда.

    — ---------------------------------------

    Эдди пришел к назначенному часу. Мэрфи и еще парочка его друзей сидели на валунах возле каньона. Сайман был мрачнее тучи и Эдди догадывался, почему. Наверняка, обнаружил пропажу.

    Туман уже рассеялся, и мост был хорошо виден. Он угрожающе раскачивался, провиснув над пропастью.

    — Ну что, готов перейти на ту сторону, малявка? Поди, всю ночь дрожал под одеялом? Бабуся не снилась? — Мэрфи поднялся с камня и вызывающе посмотрел на противника.

    — Кинем жребий, — предложил Билл, — кто вытянет короткую соломинку, тому первому идти на ту сторону, — сначала ты тянешь, Хинкли.

    — Кто бы сомневался! — Эдди потянул за сухой кончик, — короткая.

    Билл поспешно бросил другую соломинку в кусты и ухмыльнулся.

    Эдди подошел к пропасти и глянул вниз. Противная тошнота подступила к горлу, голова закружилась. Не надо смотреть вниз, не надо! Эдди взялся руками за канаты и ступил на шаткую доску. Мост слегка прогнулся и закачался. Эдди затаил дыхание, мост успокоился.

   Эдди сделал шаг, еще, мост скрипнул и угрожающе провис. Поднялся ветер, он дул прямо в лицо, выжимая из глаз слезы. Ничего, скоро все кончится. Мальчик был уже на середине моста, как вдруг почувствовал, что доски под его ногами завибрировали. Он обернулся и застыл от ужаса. Мэрфи раскачивал руками мост в разные стороны. Эдди крепче вцепился в канаты, но деревянные доски норовили выскользнуть из-под ног. Сколько он так простоял, замерев? Эдди казалось, что целую вечность. Но вот Сайман устал и сел передохнуть. Эдди решил сделать рывок. Главное, не попасть ногой между досками. Мальчик почти бежал. Быстрее, быстрее, пока Мэрфи не додумался еще до чего-нибудь похуже. Наконец нога Эдди ступила на каменистую почву. Он обернулся. Сайман покраснел и зло сплюнул на землю.

    — А теперь возвращайся, — крикнул Билл, — давай назад, или ты собираешься жить в пустыне как тушканчик?

    — Нет, теперь Сайман пройдет по мосту, — крикнул Эдди.

    — Зачем, мне и здесь хорошо, — Мэрфи криво усмехнулся. Пока, недотепа. Это будет тебе уроком.

    — Ты перейдешь по мосту, Мэрфи, я тебя заставлю. Посмотри сюда, как думаешь, что это? — Эдди достал из-за пазухи мяч Саймана, — Это не ты обронил?

    — Ах ты, ведьмин ушлепок, — зарычал Мэрфи, — быстро принес обратно мой мяч!

    — Ты хочешь свой мячик? Не можешь уснуть без него? Так приди и возьми! — Эдди подошел к краю пропасти и вытянул вперед руку с мячом, — могу и выбросить. Как пожелаешь, Сайман!

    — Молодец, — раздалось из-за куста за спиной Эдди, — так его!

    Эдди оглянулся. На него смотрел ухмыляющийся тролль в костюме цвета хаки и театральным биноклем на шее.

    — Мы с Марвином здесь, рядом, так что ничего не бойся. И помни про свою силу, самое время ней воспользоваться.

    Сайман ступил на шаткий мост. Испытывая на прочность каждую доску, Мэрфи медленно продвигался вперед.

    — Представляю, что он с тобой сделает, когда сюда доберется, — промурчал из куста кот, — не хотел бы я этого видеть. Пожалуй, останусь здесь.

    Сайман неумолимо приближался. Эдди вдруг почувствовал легкое покалывание в пальцах. Да, сейчас самое время. Посмотрим, как понравится тебе, Мэрфи, быть в роли жертвы.

    Эдди слегка пошевелил пальцами, и удивился силе налетевшего шквала. Мост дернулся, Сайман остановился. Эдди продолжил эксперимент, он приподнял руки, налетевший ветер сбил Мэрфи с ног, он вцепился крепче в канаты и завопил.

    — Что ты делаешь?! Не смей, ведьмино отродье!

    Но Эдди его не слушал. Он только чувствовал, как руки его словно наливаются свинцом, и понимал, что нужно срочно избавиться от этой тяжести. Мальчик видел раскачивающийся мост, видел перекошенное от страха лицо своего врага, но остановиться уже не мог. Невероятная сила рвалась наружу. Эдди вскинул руки. Где-то далеко, за спинами приятелей Мэрфи, зародился смерч. Билл первым увидел его серый извивающийся хвост, толкнул приятеля, и они со всех ног бросились бежать. Смерч, поднимая в воздух пыль и сухие листья, приближался. Он гудел, трещали выкорчеванные ним кусты и молодые деревья. Перепуганный насмерть Мэрфи, что было сил рванул вперед. Ему оставалось совсем немного до конца, когда налетевший смерч «срезал» противоположный край моста. Сайман повис над пропастью. В ту же секунду тяжесть в руках Эдди исчезла, вместе с ней пропал и смерч.

    — Помоги, дай руку, — прохрипел Мэрфи, — спаси меня!

    — О, как интересно! — на краю обрыва появился тролль с биноклем у глаз, — что тут у нас?

    — Надо его вытащить, — сказал Эдди.

    — Не торопись, — советник осторожно высунулся из куста, — надо взвесить все «за» и «против».

    Кот снял с шеи кожаный мешочек и сунул туда лапу.

    — Итак, Сайман Мэрфи — плохой человек и заслуживает наказания. Он раскачивал мост, когда Эдди по нему передвигался, и это чуть не привело к катастрофе, — кот вытащил черный камешек. Сайман Мэрфи хотел оставить Эдди на другой стороне каньона, а его друг пожелал ему судьбы тушканчика, это тоже черный камешек. Но, родственники наверняка будут оплакивать несчастного мальчишку, за что-то они его любят — белый камешек. Сайман Мэрфи неоднократно обижал внука старой Элизабет и называл его ведьминым отродьем — снова черный камень.

    — Не затягивай правосудие, Марвин, — тролль протер стекла бинокля, — он так долго не провисит.

    — У меня черные камешки кончились, я сбегаю?

    — Нет, хватит, — Эдди лег на край пропасти, и протянул Мэрфи руку.

    — Так не достанешь, — Ролли выволок из куста веревку, — чтобы ты без нас делал!

    Эдди обвязал ней близлежащее дерево и бросил другой конец Сайману.

    — Держи!

    — -----------------

    Тетя Лиз ворвалась в дом, словно ее внесло ураганом.

    — Эдди, собирайся, мы уезжаем.

    Мальчик нехотя поднялся. Он все еще чувствовал слабость, хотя весь день провалялся в постели. Что еще случилось?! Неужели Лиз узнала о спасательной операции, когда их с Мэрфи вертолетом доставили в город с той стороны каньона?

    — Сумасшедший город! Меня сейчас обозвали ведьмой и спросили, почему я езжу на машине, а не летаю на помеле! Нет, я не останусь здесь больше ни минуты! Нам пора возвращаться.

    — А как же Том?

    — К черту Тома! Есть вещи поважнее какого-то там Тома! — тетя Лиз пронеслась по дому как торнадо, и за час вещи были упакованы.

    Лиз выехала на дорогу, остановилась на светофоре.

    — Знаешь, мне надо сказать тебе очень важную вещь. Понимаешь, я не знала, как сказать это тебе. Я про маму. Месяц назад она попала в автокатастрофу, все это время была без сознания. Сегодня мне звонили из больницы, она пришла в себя. Мы возвращаемся и будем все вместе, как прежде. Прости, что не сказала сразу. Я испугалась, понимаешь? На следующий день позвонила Тому, он сказал, что мы можем приехать, а потом вдруг передумал. Эти Мэрфи, та еще семейка, в жизни не встречала ничего подобного! Тебе повезло, что ты с ними не знаком!

    — В каждом городе есть свои Мэрфи, от них никуда не денешься, к сожалению, — Эдди невольно вспомнил слова тролля.

    — Я совсем не занималась тобой все это время, представляю, как тебе было одиноко, прости меня, пожалуйста, — зажегся зеленый свет, и Лиз медленно тронулась с места, — Ничего, теперь мы все наверстаем. А этот городишко пусть живет своей жизнью. Представляешь, я и о тебе услышала сегодня много интересного. Оказывается, ты опасен для общества, потому что можешь вызывать бурю и ураганы. А я, наверное, насылаю чуму и голод. Эти провинциалы совсем с ума посходили от скуки. Не представляю, как моя тетка жила среди них так долго?

    Эдди улыбнулся. Да, теперь все будет хорошо. Сегодня вечером он увидит маму. Эдди сделал правильный выбор, не дав Сайману сорваться в пропасть. Нельзя распоряжаться ничьей жизнью, даже таких, как Мэрфи. И жизнь победила. Королева была права, хотя Эдди ее тогда не понял.

    Мальчик оглянулся последний раз на город. Еще один поворот, и он исчезнет из поля зрения навсегда. Лиз остановилась на последнем светофоре. Эдди посмотрел в окно. На обочине, прислонившись к рекламному щиту, стоял непривычно грустный тролль. На шее Ролли болталась картонка с надписью «На Аляску». Он подмигнул мальчику и кивнул головой в сторону мусорного бака, возле которого сидел огромный рыжий кот. Вокруг кошачьей шеи было повязано грязно-белое жабо, в зубах советник держал рыбью голову.

   

Елена Жидкова © 2014


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.