ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Страсти вселенские

Павел Князев © 2014

Солнце в запретной зоне

   Маленький розовый мячик. Всякий, кто возьмёт его, не увидит ничего особенного: обычный попрыгунчик. И лишь в руках Стаса он превращается в нечто фантастическое, стоит только бросить его на пол. Отскок — и мяч превращается в подобие сахарной ваты, быстро растущей и принимающей причудливые формы. Вскоре в полный рост предстают мать и дитя: темноволосая женщина в одежде из лёгкой материи, и маленькая девочка со светлыми кудряшками. Они весело кружатся, взявшись за руки, затем, поворачиваются к нему, улыбаются и машут руками. В этот миг Стасу всегда хочется дотронуться до них, но если он это сделает, пальцы пройдут как сквозь облачко. Это всего лишь голограмма — послание из неведомого мира. Кадр замирает. Осталось восемь секунд, семь, шесть, пять, четыре, три, две, одна... Изображение вмиг исчезает, превратившись в мячик, который отскакивает от пола и вновь оказывается в руках Стаса.

   Он проделывал так много раз, предварительно закрыв все двери и задёрнув шторы. Никто не должен этого видеть. Тайна принадлежит только ему.

   

   Стук в дверь раздался среди ночи. Тихий и частый, словно кто-то очень торопился, но боялся разбудить хозяев. Несмотря на позднее время, Стас не спал. Он бы и рад, но ноющая боль в колене не позволяла уснуть. Нехотя поднявшись с дивана, молодой человек подошёл к двери и посмотрел в глазок. Девушка показалась ему знакомой. Внезапно осенило: Та самая! Не может быть?

   

   Серый автомобиль, мчавшийся на большой скорости, резко свернул вправо и зацепил шедшую по обочине девушку. Её подбросило вверх и откинуло в сторону, сильно ударив о бетонный забор. Автомобиль затормозил и дал задний ход. Когда он поравнялся с пострадавшей, из него вышли два высоких человека в длинных чёрных плащах.

   Ранним утром в этой части спального района людей почти не было. Лишь редкие прохожие, маячили вдалеке. Стас, опираясь на костыль, ковылял следом. Он видел, как молодчики подошли к пострадавшей и стали освещать её лицо красным лучом фонаря. Может это обман зрения, однако луч доставлял боль девушке. Она громко стонала, даже не приходя в сознание. Стас сжал кулаки.

   «Вот гады!»

   Превозмогая боль в суставе, Стас рванулся вперёд. Поглощённые своим занятием люди в плащах не сразу заметили постороннего присутствия и не успели отреагировать. Набрав максимально возможную в его состоянии скорость, Стас корпусом сбил с ног человека с фонарём и, перевернувшись на земле, быстро вскочил на ноги.

   «Терпеть боль, терпеть!»

   Второй верзила молча двинулся на него. Стас отпрянул. Каменное лицо, сверлящий взгляд и ни тени эмоций. Истукан — и только.

    — Стоять! — Крикнул Стас, приподняв костыль. — Уроды конченные.

   Тот никак не реагировал на угрозы, продолжая медленно наступать. Вскоре к нему присоединился второй, с точно таким же лицом. Стас размахнулся и что было сил ударил костылём по плечу ближайшего истукана. Но тот молниеносно перехватил удар и, вырвав из его рук костыль, отбросил в сторону.

   «Что теперь? Бежать, скрываться? Эти жлобы явно не шутят».

   Стас усмехнулся, устыдившись своих мыслей. Дожил.

   Отступая по кругу, он дошёл до недвижимого тела и, заслонив его собой, принял неуверенную боевую стойку.

   Внезапно рядом остановилось жёлтое такси, из которого вышел пожилой водитель в клетчатой фуражке. В одной руке он держал монтировку, а в другой пистолет. Без слов он выстрелил одному истукану в затылок, а второго огрел монтировкой — хорошо поставленным ударом по сонной артерии. После чего оба нападавших тихо повалились на землю. Подойдя к девушке, таксист со знанием дела приложил ладонь к пульсу.

    — Жива, — констатировал он и, подняв голову, скомандовал: — Давай её в машину, быстро.

   Прежде чем уложить окровавленного человека в салон, таксист достал из-под кресла прозрачную клеёнку и покрыл ею заднее сиденье.

    — Садись вперёд, — продолжал командовать он, кивнув Стасу.

    — Подожди, я костыль заберу.

   Вместе со своим добром Стас забрал и диковинный фонарь, как трофей.

    — Зря ты его взял, — сказал водитель, когда они рванулись с места. — Неприятности могут быть.

    — Пригодится. У нас часто свет выключают.

   Тот понимающе кивнул.

    — Спасибо что помог, — поблагодарил Стас. — Видел отморозков?

    — Я всяких видел. А за помощь благодарить не стоит. У нас, таксистов, своя философия: беда на дороге чужой не бывает.

    — Ты убил их?

    — Прям, пистолет травматический. Выстрел в голову — и лёгкое сотрясение. Очухаются. Кстати, рекомендую. В любом охотничьем продаются. От «Макарова» не отличишь и разрешения не нужно. К тому же, в дороге незаменим. Времена нынче тяжёлые. Ты номер машины запомнил?

    — Нет.

    — Тогда к ментам не суйся. Это я как практик советую.

    — Чего же делать?

    — Отвезём её в ближайшую больничку и сдадим врачам. Только данных своих оставлять не будем, лады?

    — Лады, — вздохнув, согласился Стас.

    — Спортсмен?

    — Бывший.

    — Понимаю. Какой сейчас спорт? Советский уже кончился, а Российский ещё не начался. Машину хорошо водишь?

    — Вообще не вожу.

    — Дело поправимое. Если надумаешь, я в седьмом таксопарке. Егором меня зовут.

   Он протянул руку.

    — Стас.

    — Я в людях хорошо разбираюсь. Профессия обязывает, двенадцать лет за рулём. А ты молодец!

    — Да уж.

    — Я серьёзно. Сейчас редко таких людей встретишь.

   * * *

   Стас открыл дверь. Девушка стояла живая и невредимая. А ведь ещё позавчера на ней места живого не было. Они с Егором думали, что она вряд ли выживет, с такими травмами. Он внимательно осмотрел гостью. Уж очень она напомнила ему новое направление людей, видящих мир в чёрно — белом свете: тёмные, отдающие синевой волосы, чёрные густые брови и ресницы, строгие черты лица. Даже платье, похожее на индийское сари, было тёмно — фиолетового цвета. И только в глазах таилась светло — синяя глубина.

    — Вы? — изумлённо спросил он. — С вами всё в порядке?

    — Можно войти?

   Он молча посторонился.

    — Откуда узнали мой адрес? И вообще...

    — У вас информатор, — перебила она. — Нужно удалить запись.

    — Если вы о фонаре, то он не работает. Там прибабахнутый аккумулятор, весь вытек. Я его выбросить собираюсь. Сейчас принесу.

   Усадив незнакомку в кресло, он направился в кладовую.

    — Как зовут–то тебя? Спросил он, вручая ей трофей. — Ничего, что мы на » ты?»

    — Сеа.

    — Редкое имя. А я Станислав. Можно просто, Стас.

   Девушка принялась ощупывать фонарь. В её руках он замигал, засветился, вспыхнул красным светом.

   Стас оторопел.

    — Как у тебя получилось?

    — Исчез блок памяти.

    — Исчез, — хмыкнул он, усаживаясь на диван. — Если бы. Там что-то вспыхнуло и вытекло. Вонючая гадость.

    — Это защита. Всё, — она вернула ему трофей. — Маяк выключен. На время они нас потеряют.

    — Кто?

    — Кронты.

   Стас недоверчиво повертел фонарь.

    — Это что, шпионская штучка?

    — Информатор. Им нужны сведения.

    — Кому? — он пристально посмотрел в её глаза. — Хотя, кажется, я догадываюсь. Спёрла что-то из своей секты.

    — Что?

    — Не прикидывайся. По тебе же видно.

    — Я не понимаю, — напряглась она. — Кронты угрожают цивилизации.

    — Вот только меня в свои игры не впутывай. Ктонты, маги, колдуны, Сенрикё... Я ваши братства на дух не переношу. То, что ты сейчас передо мной — сущий бред. Я же видел аварию. Там просто выжить было за счастье, но чтобы через два дня?

   Он осёкся, поймав её взгляд.

    — Ты смотришь на меня, как на оленя. Да, я не поддерживаю всякие секты, братства и прочее. Не верю в загробную жизнь и великие цели. Так, стой, — его вдруг осенила догадка. — Это ведь не ты была на дороге. Как же я сразу не догадался. Вы там все одинаковые: причёска, цвет волос... Хрен вас отличишь.

    — Я слышала обо всём, что ты говорил. И таксист — человек хороший. Спасибо вам.

    — Издеваешься?

    — Я быстро восстанавливаюсь.

   Стас выпрямил больную ногу на диване и помассировал сустав.

    — Меня не машина сбила, — тихо сказал он, сдерживая стон. — На тренировке повредил. Перенёс две операции, на третью нет денег. Прежде я был неплохим спортсменом, а вот теперь — никому не нужный мастер спорта. И так уже полгода. А ты говоришь, быстро восстанавливаюсь.

   Она встала, подошла к нему и, устроившись рядом, положила его ногу себе на колени. Долго и пристально глядела, не дотрагиваясь.

    — Закрой глаза.

    — Зачем?

    — Мне не мешать.

    Стас подчинился. Терять нечего. Он почувствовал тёплое прикосновение её руки. Нежные пальцы сжали колено. Приятное покалывание, жжение в суставе, провал...

   Когда он проснулся, уже рассвело. Его нога по-прежнему покоилась у девушки на коленях. Боли не было.

    — Ты тут? Я уж думал, квартиру обчистила и исчезла. Всю ночь не спала?

    — Мне это не нужно.

    — А что с моей ногой? Я, кажется, отключился.

    — Всё в норме, — улыбнулась она.

    — Шутишь? — насторожился он, не поверив.

    — Больше болеть не будет.

   Стас осторожно встал и прошёлся по комнате.

   «Что за чёрт?»

   Он попробовал пробежаться на месте. Даже дышать как-то легче стало.

   «Это на самом деле происходит, или она меня в транс ввела?»

    — Ты будешь ставить рекорды, — серьёзно сказала Сеа. — Только запомни правило: никогда не показывай полную силу.

    — Какую силу? Я уже полгода не тренируюсь.

    — Ты всё поймёшь.

    — Как раз я ничего не понимаю. Признайся, заморозила сустав? Мне ведь лучшие хирурги делали операцию.

    — Операция больше не нужна.

   Стас присел, и взглянув в её лицо.

    — Кто ты?

    — Об этом потом, — уклонилась от ответа она. — Нам нужно уходить. Кронды найдут тебя.

    — Ты о тех двоих? Откуда им знать, где я живу?

    — Я ведь узнала.

   Стас оторопел. Точно, она из спецслужб. Как он сразу не догадался. Но каких? КГБ, вряд ли. У них другая специфика.

    — Блок памяти информатора подавал сигнал.

    — Но ведь он уничтожен?

    — По остаточной нити прибор найти сложнее. Требуется больше времени.

   Стас ещё раз прошёлся по комнате.

    — Ну и пусть приходят. Отдам я им этот мусор. А лучше — выброшу, и все дела.

    — Им нужна я.

   Стас решил играть в открытую.

    — Так в чём проблема? — сказал он. — Свяжись с центром, вызови подмогу. Телефон на тумбочке.

   Сеа вдруг напряглась и прислушалась. Поднявшись, она подошла к окну. Стас поспешил следом. Он узнал серый автомобиль.

    — Поздно. Выход на крышу есть?

    — Конечно.

    — Поспешим.

   

   Какое это счастье, двигаться — и не думать о боли! Давно забытое чувство. Кто же она, эта таинственная незнакомка, так внезапно ворвавшаяся в его жизнь? Колдунья, ведьма, знахарка? Не всё ли равно. Ей удалось поставить его на ноги. В полном смысле этого слова. Каким образом она это сделала, не имеет никакого значения. Сеа дала ему возможность вернуться в спорт, а это больше чем жизнь. Это — свобода.

   Оказавшись на крыше, они миновали два подъезда и лишь затем спустились вниз. Стас поймал себя на мысли, что даже не думал о дыхании, сбежав с шестнадцатого этажа.

    — Что теперь? — спросил он, когда они ехали в метро. — Может, посвятишь, раз уж я вляпался по самые пироги.

    — Непременно, позже. Сначала сменим одежду и найдём убежище.

    — На какие шиши? Мы так торопились, что я даже остаток заначки взять не успел.

   Она тайком показала пачку стодолларовых купюр.

    — Баксы! — едва сдержался от крика Стас. — Ты банк грабанула?

    — Продала кое-что.

    — Сейчас даже за Родину столько не дают. Ах, да, я же забыл. Тогда знаешь что, давай и в охотничий заскочим. Время сейчас неспокойное. А что случилось-то? Американцы испытывают секретные разработки, или террористы хотят взорвать дом?

    — На одном из курганов в Подмосковье скоро начнутся раскопки. Нужно опередить археологов.

    — Всего-то? Вот уж не думал, что стану чёрным копателем. И что там, — тихо прошептал он, склонившись над её ухом. — Бомба?

    — Хуже .

    — Блеск!

   Она улыбнулась.

   * * *

   Хозяйкой небольшой кооперативной гостиницы оказалась полноватая женщина маленького роста, с короткой строгой причёской.

    — Постояльцев сейчас мало, — сказала она. — В основном, парочки заглядывают скоротать время. Я не задаю лишних вопросов. Номера все двухместные, оплата вперёд и устраивайтесь.

   Через час хозяйка принесла ужин: котлеты с гречкой, яичница и чай с лимоном. Стас расправился с гречкой, а котлету съесть не смог, от неё исходил едкий запах пластмассы.

    — Странно, — сказал он, разламывая котлету вилкой. — На тухлятину не похоже.

    — У тебя обострённое обоняние, — ответила Сеа, которая сразу отложила котлету. — Организм реагирует на химический запах.

    — Раньше со мной такого не было. Ты что со мной сделала? Закодировала на голодную смерть?

    — Только на то, что вредно для здоровья.

    — Мне не дышать?

   Она молча улыбнулась.

    — Хорошо, разберёмся. Сейчас о деле. Значит так: на том месте, где собираются проводить раскопки, некогда стоял храм, в подвалах которого спрятан ларчик, в нём вирус. Если крышку открыть — мало не покажется никому. Археологи, летящие к холму на всех парах, этого не знают. И теперь, нам следует поторопиться и перепрятать злополучный ларец в более надёжное место. Я ничего не упустил?

    — Самую малость. Ларец ищем не только мы.

    — Ну, люди с каменными лицами остались у разбитого фонаря, в моей, кстати, квартире. Благо, я успел поставить её на сигнализацию и очень надеюсь, что незадачливых грабителей повязали.

    — Не стоит их недооценивать.

    — Помнишь, как у Высоцкого: » Супротив милиции, он ничего не смог». А если серьёзно, место знаешь только ты. Даже если допустить, что они его вычислят, у нас есть фора во времени. Вот честно, не понимаю, почему нельзя вызвать ОМОН, выставить оцепление? С твоими-то возможностями.

    — Это секретная миссия. Нельзя допустить утечки информации.

    — Ну, нельзя так нельзя.

   

   Первая электричка несла их в сторону Домодедова. На одной из станций Сеа шепнула:

    — Выходим.

   Стас тяжело открыл глаза.

    — Уже? Опять не спала? Удивляюсь, как тебе удаётся?

   В маскировочной одежде, с рюкзаками за спиной, они ничем не отличались от местных грибников. Жители небольшой деревушки не обращали внимания на чужаков, спешащих к лесу. Лишь деревенские собаки провожали их отчаянным лаем.

   Густой лес, свежий воздух, а главное — отсутствие боли, придавали бодрости и хорошего настроения. Стас не знал, что ждёт его впереди, но видел одно: не будет больше серых и унылых будней, сопровождавших его последние полгода. Ему всё больше нравилась спутница, он не упускал моментов и даже через небольшие ручейки, переносил её на руках. Она тихо и звонко смеялась и, похоже, радовалась водным препятствиям. На полянках он срывал ягоды и кормил её с рук. Они не знали усталости, и казалось, совсем забыли, куда и зачем шли. Им было хорошо вдвоём.

    — Пришли, — внезапно сказала Сеа, указав на покрытый густым кустарником холм.

   Стас снял рюкзак и достал складную лопатку.

    — Откуда начнём?

    — Сначала осмотрим.

   Пробираясь сквозь заросли, они натолкнулись на небольшой расчищенный участок. Кто-то подготовил место для раскопок.

    — Археологи? — предположил Стас.

    — Может быть.

    — Будем копать?

    — Это не пригодится. Вход закрыт звуковым кодом.

   Она вытянула вперёд руки и стала быстро шептать слова. Стас прислушался. Тарабарщина какая-то, не по-русски. Послышалось слабое жужжание, и земля разошлась в разные стороны, обнажив тёмный вход.

    — Чтоб я до финиша не добежал! — завороженно произнёс Стас, хотя считал, что после чудесного исцеления его уже ничего не может удивить.

   Вооружившись фонарями, они спустились по каменной лестнице в длинный узкий коридор, который оказался запутанным лабиринтом.

    — Зачем нужно было строить такие катакомбы? — спросил Стас.

    — Храм стоял наверху, а это подземный ход.

    — От захватчиков?

    — Тут можно укрыться на время, и выйти, когда всё стихнет.

    — Когда всё разграбят и сожгут?

    — Все ценности прятали здесь, а восстановить строения всегда можно.

    — Резонно. Жизнь дороже. Умные были древние люди.

   Сеа уверенно двигалась по лабиринту, словно бывала в нём много раз. У одного из поворотов она остановилась, отодвинула секретную задвижку и пошарила рукой в проёме.

    — Ларца нет, — сказала она. — Тут уже побывали.

    — Кто? — недоумевал Стас.

    — Пошли отсюда.

    — Подумай, может, он в другом месте спрятан?

    — Исключено. Я не могла перепутать.

   

   Они, не останавливаясь, пробирались сквозь густые заросли и колючий кустарник. Стас еле успевал за спутницей. Казалось, она не разбирала дороги и бежала от безысходности, после провала задания. Внезапно, когда они вышли на тропинку, Сеа замерла и, отступив назад, упала на землю. Стас, не задумываясь, повалился следом.

    — Что? — спросил он, ползком приблизившись к девушке.

   Она молча кивнула в сторону. По тропе, удаляясь от них, тяжёлой походкой двигались люди в тёмных плащах.

    — Узнаю отморозков. Ларец наверняка у них, — шепнул Стас. — Что будем делать?

    — Им известен код, но сами они не спускались.

    — Не знаю, как ты это определила, но я тебе верю.

    — Кронты движутся к месту встречи, необходимо их опередить.

    — Согласен. Правда, нам это место неизвестно.

    — Найдём.

    — Почему они так тяжело идут?

    — В их мире гравитация слабее.

    — Так они и впрямь пришельцы?

    — Можешь не сомневаться.

    — Ты серьёзно? Я же их видел. Обычные люди, хоть и уроды.

    — А ты как представлял пришельцев?

    — Ну, такие, серые или зелёные, с вытянутыми головами, миндалевидными глазами, тонкими конечностями и, возможно, с хвостом.

   Она ничего не ответила, молча встала и, стараясь не шуметь, исчезла в ближайших зарослях.

   Двигаясь как можно бесшумнее, они шли вдоль тропы, обогнав пришельцев. Вскоре у них на пути оказалась маленькая избушка.

   Стас оглядел старый бревенчатый домик.

    — Ты уверена, что это здесь? — спросил он, покосившись на спутницу.

    — Да, — твёрдо ответила она. — Там два человека. Ларец у них.

    — Почему я не удивляюсь, что ты видишь сквозь стены? Тоже в агенты пойти что ли?

   Она улыбнулась.

    — Ну что, — кивнул он в сторону входа. — Тогда пошли. Навестим расхитителей древности.

   

    Огурец и Керя, чёрные копатели, ожидали заказчика в заброшенной избушке.

    — Слышь, Огурец, — Керя продолжал вертеть в руках мраморную шкатулку. — Может, вскроем её сначала? Вдруг там что-то ценное?

    — Ты что, плохо слушал? — зло ответил напарник. — Сказали же: не вскрывать. Заказчик так хотел. Иначе денег не выплатят.

    — А если там брюлик тыщ за двадцать? А мы за две штуки его отдадим.

    — Ты идиот? Поставь на место и не трогай. Наше дело маленькое: заказ выполнили — деньги получили.

    — Да понял я, — вздохнул тот, нехотя поставив шкатулку на стол. — Когда они придут?

    — Обещали к трём. Скоро уже.

   В дверь постучали.

    — А, вот и они. Открывай.

   

   Услышав лязг засова, Стас кивнул спутнице, и резко дёрнув ручку на себя, встретил ударом ноги стоящего за дверью. Тот, скорчившись, повалился на пол.

    — Оставайся на месте, — громко обратился он ко второму, направив в его сторону пистолет. — И руки держи так, чтобы я видел твои ладони.

    — Э, мужик, — возмутился тот, выполнив приказ. — Что за дела?

    — Вы взяли то, что вам не принадлежит, — спокойным голосом ответила Сеа, вошедшая следом.

   Подойдя к столу, она взяла ларец и осмотрела его.

    — И вам это тоже не принадлежит, — продолжал тот. — Вы что за беспредел творите?

   Он двинулся в сторону девушки, но был отброшен едва заметным, но сильным ударом женской руки.

    — Да вы что? — застонал он. — Нас попросили, мы и достали. Две штуки баксов обещали. Мы даже не открывали её.

    — Стас, давай заплатим им. Люди ведь старались.

    — Уверена?

   Она кивнула.

   Стас достал из внутреннего кармана пачку долларов и, отсчитав нужную сумму, бросил на стол.

    — Уходите отсюда, — рекомендовал он. — Вы даже не представляете, куда вляпались. И не возвращайтесь по тропе, если не хотите неприятностей.

   Их не нужно было долго упрашивать. Забрав гонорар, копатели быстро удалились.

    — Тебе нужно идти, — сказала Сеа, когда они вышли из избушки. — Поторопись.

    — А ты?

    — Я должна перепрятать ларец.

    — Понял. Ты вернёшься?

    — Да.

    — Не попадайся на глаза гуманоидам.

    — Конечно.

   Он поцеловал её.

   

   Они вышли навстречу друг другу. Молодая девушка и двое в плащах с каменными лицами.

    — Мы заберём контейнер, — сказал один, первым выйдя из оцепенения и направив на неё плоский треугольный предмет.

    — Здесь запрещено иметь оружие, — заметила Сеа, прижимая к себе шкатулку.

    — Мы знаем, — сухо ответил второй, шагнув к ней.

   Девушка отступила.

    — Тебе не уйти.

    — Вы нарушили закон.

   Шедший на неё истукан хмыкнул:

    — Все его нарушают. Совет далеко, мы блокировали биокамеры.

    — Что вы собираетесь с ним делать?

    — Успокойся, мы не станем вскрывать капсулу. Она позволит нам получать больше ресурсов.

    — Разве вам недостаточно?

   Второй истукан, потеряв терпение, резко выбросил вперёд руку, выпустив жёлтый луч. Сеа увернулась от него, и выстрел срезал ствол ближайшего дерева.

   В этот момент, один за другим, прозвучало два хлопка, и истуканы повалились на землю.

    — Зачем ты вернулся? — недовольно спросила Сеа, взглянув на приближающегося Стаса.

    — Могла бы поблагодарить.

   Она недоверчиво окинула взглядом лежащих.

    — Травматика, — успокоил её Стас. — Выстрел в затылок — лёгкий нокаут. Приобрёл по рекомендации.

    — Знаю. Я не позволила бы использовать смертельное оружие.

    — А ты это им скажи. Кстати, они скоро очнутся.

   Сеа молчала.

   Что стоишь? — Он взял её за руку. — Уходим.

   Вместо ответа она указала пальцем вверх. Стас поднял голову и обомлел: прямо над ними висел плоский диск летающего объекта.

    — Это то, о чём я думаю?

   Она кивнула.

    — Нас сейчас похитят?

    — Могут пригласить, если не поторопимся.

   Стас быстро пришёл в себя и бросился прочь, увлекая за собой девушку.

   * * *

   Стас ещё раз прошёлся по квартире.

    — Ты смотри, — удивлённо сказал он. — Дверь не взломана, ничего не пропало? Даже фонарь злополучный на месте! Почему они не вошли? Выходит, мы зря бежали?

    — Они просветили пространство и выяснили, что никого нет.

    — Неслабо, — опешил он. — Да положи ты этот сундучок. Дверь заперта, кто его здесь возьмёт.

   Она осторожно поставила ценный предмет на журнальный столик и села в кресло.

    — А эти кронты — серьёзные ребята. Экипированы по самую макушку. Надеюсь, их забрали?

    — Конечно.

    — Удивляюсь, как я до сих — пор не спятил? Увидеть пришельцев, летающую тарелку и прочее... Кому скажи — не поверят.

    — Поэтому не говори.

    — Я что, похож на критина? Меня сразу в психушку определят. Я видел по телеку, как люди рассказывали, что их пришельцы похищают.

    — Кто они?

    — Уверяют, что контактёры. А на деле — аферисты. Кто же в здравом уме будет такое рассказывать.

   Стас хитро посмотрел на неё.

    — И сдаётся мне, что это происходит не без ведома вашей службы.

   Он сел на диван и взял со стола ларец.

    — Кто бы мог подумать, сами гуманоиды за этим прилетели. Там и вправду вирус находится?

    — Микроскопические организмы. Вызывают разрушение костных тканей.

    — Сколько, говоришь, прошло? Семьсот лет? Сдохли уже, наверное.

    — Время их не убивает.

    — А голод, отсутствие кислорода?

    — Ничего. Только заморозка.

    — Откуда они взялись?

    — Созданы, для страховки.

    — То есть, — догадался Стас. — Проигравшая армия выпускает джина из шкатулки и восстанавливает равновесие.

   Она кивнула.

    — В таком случае, должен быть ещё один.

    — Он в безопасности.

    — Очень хочется верить.

   Он встал, и она встала вслед за ним. Нежно коснулась его руки и тихо произнесла:

    — Тебе тяжело. Много потрясений за короткое время.

    — Зато я познакомился с очаровательным агентом. Надеюсь, он не исчезнет.

    — Только не сейчас.

    — Земля ведь в безопасности. Можно отдохнуть.

   Он прижал девушку к себе и коснулся её губ. Она не сопротивлялась.

   

   Стас открыл глаза и пошарил рукой по соседней подушке. Никого рядом не было. Поднявшись, он увидел открытую дверь и вышел на балкон. Сеа стояла у открытого окна и смотрела на небо. Стас обнял её сзади.

    — Опять не спишь, — сказал он. — Вас что там, от сна кодируют?

    — Посмотри, — она кивнула на звёздное небо. — Там всё идеально.

    — Согласен.

    — Теперь представь, что никакой спиральной Вселенной не существует. Там, где заканчивается Солнечная Система, начинается объёмное изображение.

    — Я верю, что мы не одиноки во Вселенной.

    — Так и есть. Только то, что видишь — обман.

    — Хочешь сказать, что полёты в другую Галактику невозможны? Сразу за Плутоном корабль упрётся в рисунок?

    — Он не вернётся.

    — А что там, за изображением?

    — Кронты и анды. Каждый живёт на своей стороне: тёмной и светлой. Параллельные Вселенные.

    — Погоди, дай угадать. Кронты — злые и агрессивные, анды — добрые и милые.

    — Они разные. Только им нельзя жить на другой стороне. Чужая энергия сожжёт их. Солнечная Система — совместный проект, и защищён Советом.

    — Зачем?

    — Альтернативная энергия — редкий ресурс. Первая попытка потерпела неудачу. Планета Веертон была уничтожена.

    — Ты о поясе астероидов?

    — Да. В следующей попытке Совет учёл ошибки и недочёты. Земляне сочетают в себе обе энергии. Это уникальное свойство. Началось противоборство сторон за влияние над людьми, и Совет объявил проект запретной зоной, запретив открытые контакты. Наблюдатели вынуждены маскироваться.

    — И они живут среди нас?

    — В основном, они управляют людьми, направляя энергию в нужное русло.

    — Не складывается.

    — Что?

    — Твоя версия никуда не годится. Кронты не могут жить на свету, А анды — в темноте.

   Он поцеловал её в шею.

    — Эх, ты, фантазёрка.

    — Всё просто, — спокойно отреагировала она. — Одни прячутся за тенями, а другим достаточно полоски света.

    — Хмм, логично. Выкрутилась. А ты, случайно, секрет не выдаёшь?

    — Я лишь хочу, чтобы ты знал это. И ещё, подарок от меня никто не должен видеть.

    — Подарок?

    — Это на всякий случай.

   Стас погрустнел.

    — Тебе нужно уходить?

   Она промолчала.

    — Но ведь ты вернёшься?

   Она повернулась и прильнула к нему.

    — Вернёмся в комнату.

   Рано утром Стас обнаружил на столе записку: » Скоро буду. Сеа».

    * * *

   Сеа ждала. Наконец засов лязгнул, и тяжёлая дверь со скрипом открылась. На пороге стоял мужчина средних лет, в серой одежде. Девушка молча показала ему ладонь, на которой высветился тайный знак. У человека в сером расширились глаза.

    — Приветствую вас, хозяйка, — сказал он, уважительно склонив голову и отстранившись, пропуская высокого гостя.

    — Здравствуй, хранитель.

   Они прошли внутрь часовни и сели на каменную скамью.

    — Мы сделали, как вы просили.

   Она согласно кивнула.

    — Я довольна вами, — сказала она. — Ваши действия помогли уличить кронтов в нарушении договорённости.

    — Какие будут дальнейшие указания?

   Она молча протянула ему шкатулку.

    — Вы знаете, что с этим делать.

    — Замуровать в древний склеп?

    — Да. Оригинал должен находиться на прежнем месте. Продолжайте осуществлять контроль, но не приближайтесь.

    — Да, хозяйка.

    — Свиток со знаниями под номером сто шесть должен быть уничтожен. В нём нет необходимости. Знания — сто восемнадцать внедрите спустя два месяца, через Сергея Макарина.

    — Мы знаем этого учёного. Запустить как обычно?

    — Да, очень важно, чтобы он считал их внезапным озарением и результатом многолетней работы.

    — Я понял.

    — Ваша часовня по-прежнему относится к памятникам старины и находится под охраной. Для вас ничего не меняется. Храм должен храниться в тайне. Всё запомнил?

    — Конечно. Когда ждать следующего визита?

    — Всегда. Теперь ступай, провожать меня не надо.

   Он ушёл не оглядываясь. Слабый звук возвестил об открытии секретного входа, ведущего в тайный подземный храм.

    * * *

   Сеа вернулась глубокой ночью. Также тихо постучала в дверь.

    — Ты могла бы взять ключ, — сказал Стас, прижимая её к себе. — Пошли чай пить. Я травяной заварил.

   Он ни о чём её не спрашивал, не просил оставить работу. Ему лишь хотелось, чтобы она была всегда рядом, но понимал, это невозможно.

    — А во сколько лет у вас выходят в отставку? — осторожно спросил он. — Ведь не вечно же Родине служить?

    — Всё намного сложнее, — загадочно ответила она.

    — Можно попросить?

    — Что?

    — Не упоминай обо мне в своём отчёте, совсем.

    — Какой же ты глупый, — улыбнулась она.

   Весь следующий день они провели вместе: на берегу тихой речки, питаясь свежими грибами и пойманной рыбой. К вечеру Сеа засобиралась.

    — Уже? — только и спросил Стас.

   Она кивнула.

    — Я могу узнать, когда вернёшься?

   Она молчала и, прижавшись к нему, тихо плакала.

    — Ну, — тихо успокаивал её Стас. — Не пристало агенту твоего ранга слёзы лить.

    — Откуда ты знаешь мой ранг?

    — Догадываюсь. Очень высокий.

   Они углубились в лес, и вышли на небольшую полянку. Смеркалось.

    — Пришли, — коротко сказала Сеа.

    — Странно, — он огляделся. — Тут даже вертолёту сесть негде.

    — Не забывай то, о чём я говорила. Прощай.

   Её руки нежно обвились вокруг его шеи, и губы слились в долгом поцелуе. Затем она отстранилась и отошла назад на несколько шагов. Стас ничего не понимал.

    — Стой там, — умоляла Сеа. — Не подходи.

    — Объясни, что происходит?

   Она отрицательно покачала головой и не сводила с него глаз. Внезапно откуда-то сверху хлынул поток серебристого света и накрыл собой девушку. Стас рванулся было вперёд, но его вмиг словно парализовало. Он не мог сдвинуться с места, пошевелиться, и даже закричать. Ему оставалось только наблюдать, как в потоке света медленно растворялось тело его возлюбленной. Он понял всё: Сеа — не агент. Она из другого мира.

   Долгое время Стас ничего не знал о загадочной незнакомке. Лишь спустя четыре года почтальон доставил маленькую посылку с посланием.

   Стас ждал, несмотря ни на что. Он замирал при каждом стуке в дверь и верил: когда-нибудь Сеа вернётся. Обязательно вернётся.

   * * *

   Тридцать седьмой километр. Стас бежал легко, без напряжения. Так, словно быстро шагал, не чувствуя одышки и усталости. Но он не взвинчивал скорость. «Никогда не показывая полную силу», прочно застряло у него в мозгу. Быть первым и увеличить рекорд на пару минут — вот всё, ему нужно. Кениец отстал метров на двадцать, как мог, выжимал всё из своего организма. Шестикратный чемпион, он не привык проигрывать.

   «Смирись, кениец, твоё время прошло».

   На прошлой олимпиаде Стас был сорок шестым, и вряд ли африканец брал его в расчёт. Его вообще списали после травмы. Но он доказал всем, став чемпионом России и выбив путёвку на олимпийские игры. Теперь он уверенно шёл к своей третьей золотой медали. За прошлую неделю он победил на двух дистанциях: пять и один километр. Сегодня последний старт — марафон.

   Стас посмотрел на время. » Последние метры. Укладываюсь». Вбежав на стадион, он взял предложенный флаг России и, подняв его над головой, победно понёсся к финишной ленте.

   

   Маленький розовый мячик, похожий на обычный попрыгунчик из магазина. Стас бросил его перед собой, и он превратился в сахарную вату. Она быстро росла в размерах, меняла цвета и приобретала живые формы. И вот перед ним темноволосая девушка с большими светлыми глазами, и маленькая кудрявая девочка, со сморщенным носиком и забавной улыбкой. Они кружатся, держась за руки, девочка весело и заливисто смеётся, судя по выражению глаз. Ничего не слышно. Запись была без звука. Повернувшись к нему, они весело машут руками и замирают. Осталось восемь секунд, семь, шесть, пять, четыре...

   

Павел Князев © 2014


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.