ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Работа времени

Маск иКомпания © 2013

Меч и слезы

   Огонь приплясывал в очаге, рисуя на стенах лачуги замысловатые узоры теней. Над потемневшим от времени столом склонилась дряхлая старушечья фигура. Стул под ней поскрипывал, угрожая развалиться в любой момент. Напротив хозяйки на таком же, еле живом стуле, расположился высокий худой гость. Укутанный с ног до головы в длинный черный плащ с капюшоном, он скорее напоминал призрак, явившийся с того света, чем живого человека. Да и человек ли это был?

   — Принес? — прошамкала беззубым ртом старуха.

   В ответ незнакомец протянул ей небольшой узелок. Длинные кривые пальцы проворно развязали и развернули серебристый кусок ткани. На морщинистую сухую ладонь выпали иссиня-черные лепестки. Улыбка озарила безобразное лицо.

   — Это он!

   — Королевство, оно станет моим, — прошипел незнакомец. — А ты будешь главной придворной колдуньей.

   — Смотри, — погрозила пальцем старуха. — Не проиграй сражение, как когда-то твой отец.

   Гость пренебрежительно отвернулся. Пробежал взглядом по грубым деревянным полкам на стенах, брезгливо прищурился при виде грязных бутылок, наполненными мутными жидкостями. С интересом уставился на странное приспособление, похожее на нижнюю половинку песочных часов. На дно сосуда из ниоткуда скудной струйкой сыпались песчинки.

    — А это что такое?

    — Это не для тебя, — старуха снова растянула в улыбке щербатый рот и ловко вытащила из воротника большую темную иглу. — Давай руку. Победа покупается только кровью.

   Незнакомец молча протянул руку. В полумраке кровь казалась черной. Когда она заполнила подставленную склянку до краев, незнакомец спросил:

   — Договор в силе?

   — Конечно, — кивнула старуха. — Сделаю, как обещала. Как только увидите в небе тучу, можете начинать.

   

   

   Терпеть не могу занятий! Нет, я люблю рисовать, лепить из глины и читать. Но не тогда, когда мне это навязывают! Сегодня обязательно выскажу Артуру, что я думаю о его уроках словесности и чистописания. Он хороший учитель и милый человек, но я устала и больше не могу.

   Дверь открывается, вижу на пороге слугу, пора на занятия. Кладу на столик вышивку, нитки, ножницы. Прячу под подушку маленький кинжал — подарок Георга — и иду в классную комнату.

   Перо громко скрипит. Дописав предложение, я устремляю взгляд в распахнутое окно. Слушаю, как поют птицы, шумит листва на ветру, гудят проснувшиеся пчелы. Артур, заметив легкий налет лени в моих глазах, тут же делает осторожное замечание:

   — Ваше высочество, осмелюсь напомнить, что будущая королева должна владеть словом так же хорошо, как ваши братья — мечами.

   Началось! Опять чтение нотаций. Терпеливо жду, когда Артур обратит внимание на мои каракули. Он, наконец, подходит ко мне, смотрит на результаты трудов.

   — Очень хорошо, — улыбнулся Артур. — Ставлю вам отлично. На следующем уроке займемся математикой.

   

   Я обреченно вздохнула и побрела во двор замка. У меня уроки, а вокруг весна. И вот-вот приедет Мартин, сын короля соседней страны. Я видела Мартина два раза: на балу и на охоте. Марти приезжал на охоту по приглашению братьев и заехал в замок, чтобы опять увидеть меня. Мачеха и отец были очень довольны: нам нужны сильные союзники, а брак с Мартином поможет укрепить королевство. Мартин славный, но не знаю пока, нравится он мне или нет.

   

   На заднем дворе звенит металл. Это братья собираются в лес. Георг — их инструктор по стрельбе и фехтованию, иногда он гоняет Питера и Филиппа до седьмого пота. Однажды я уговорила Георга показать и мне пару приемов. Впрочем, пусть это останется нашей маленькой тайной. Иначе Георгу может здорово влететь.

   

   — Ваше высочество!

   Я со вздохом отправилась обратно в классную комнату.

   — Представьте, ваше высочество, себя птицей, воспарившей высоко в небо.

   Увлекшись, он повернулся ко мне спиной. Я с готовностью закрыла глаза и отправилась в полет на крыльях фантазии.

   Я стремительно поднимаюсь. Далеко внизу проносится остроконечный шпиль замка, мелькают улицы и переулки, лавки и домики. Я взлетаю еще выше. Городские кварталы сжимаются до размеров ореха, с окружающей его скорлупой крепостной стены и темной полосой рва с водой.

   Впереди появляется красная точка, быстро приближаясь, она превращается в огромного дракона. Громадина проносится мимо, обдав меня потоком воздуха. Когда-то драконы казались мне уродливыми, — пока не появился Рем. Мой Рем! Как же давно это было, а кажется, что только вчера.

   Большое яйцо я нашла на прогулке поздней осенью. Ярко-зеленое яйцо выглядывало из-под пожелтевших листьев, словно просило, чтобы его нашли и спасли. Откуда оно могло тут взяться? Недолго думая, я закатила яйцо в корзинку. Притащила трофей в замок и спрятала под кроватью.

   На занятиях я все рассказала Артуру. Учитель заинтересовался находкой и вечером зашел ко мне. Взглянув на яйцо, он очень удивился, но сразу разбил мои надежды. Это яйцо наверняка мертво.

   — Но почему? — воскликнула я.

   — В природе драконы разводят костры, потом закапывают яйца в еще горячие угли. Нужен сильный жар, иначе дракончик не вылупится.

   Костры в замке жечь не принято, зато в каждой жилой комнате имелся камин. Одним из них я и воспользовалась в качестве инкубатора. Когда один из слуг пришел рано утром выгребать остывшие угли, он страшно испугался. В камине копошилось что-то живое. Громко крича, старый слуга убежал. От шума я проснулась и увидела, как из камина пытается выбраться зеленовато-черное чудовище.

   Дракончик недовольно ворчал, тыкался в мою ладонь — просил есть. Я как была в пижаме, так и отправилась к королевскому егерю. Разбудила его и озадачила вопросом: «Что едят драконы?»

   Егерь испуганно посмотрел на меня.

   — Ваше высочество, вы не заболели?

   — Нет!

   Я привела его к себе и показала дракончика.

   Егерь ходил вокруг него, качал головой и бормотал:

   — Не может быть! Драконы в наших лесах исчезли сто лет назад. Мой дед рассказывал, что когда ему было три года, убили последнего.

   Егерь забрал у меня Рема. Теперь я все свободное время пропадала у него. На заднем дворе соорудили загон. Дракончик оказался совсем не злым. Первый месяц он с удовольствием пил коровье молоко. Потом перешел на овощи и листья деревьев. В полгода у Рема появились на спине небольшие бугорки. А еще через пару месяцев Рем начал тренировать растущие крылья. В один прекрасный день молодой дракон перемахнул высокий забор и улетел. Я долго ревела, закрывшись в спальне, чтобы никто не видел. Все-таки я здорово к нему привязалась. Когда я приходила к загону и разговаривала с Ремом, мне казалось, дракон понимает каждое слово, — так внимательно он слушал меня.

   Я надеялась, что Рем еще вернется, но дракон так и не появился. Наверно он встретился с другими драконами и забыл про меня, маленькую девочку...

   

   — Ваше высочество, вы меня совсем не слушаете!

   Земля стремительно ринулась навстречу. Я вздрогнула и открыла глаза. Расстроенный учитель грустно смотрел на меня.

   — Я больше не буду.

   Мой ответ прозвучал одновременно со звоном колокольчика придворного. Конец занятий!

   Радостная, я выбежала во двор, подальше от душной классной комнаты и надоевшего голоса Артура. Но какой тут холодный ветер! И тучи застилают небо. Похоже, весна успела кончиться, пока я сидела в классе.

   В замке меня встретила мачеха.

   — Алина, ты опять не слушала сегодня учителя? Нет, смотри мне в глаза, пожалуйста, — твердо потребовала она. — Это правда?

   Я молча кивнула. Тучи сгущаются не только в небе.

   — За непослушание ты будешь наказана. Посидишь взаперти до вечера и подумаешь над своим поведением.

   Произнеся приговор, мачеха проследила, чтобы слуга надежно запер меня.

   Ну и пожалуйста. Я улеглась на кровать прямо в платье. Проваляюсь так до самого ужина.

   За окном сверкнула молния, раскатисто загремело. Судя по черноте тучи и шуму ветра, там бушевала самая настоящая буря. Потом ветер стих, по стеклу все еще барабанил дождь. Затем тихие щелчки сменили звонкие удары. Как будто кто-то стрелял горохом по окну. Я встала и подошла к окну. С неба сыпался настоящий град, но его цвет... Льдинки переливались всеми оттенками радуги, как самоцветы.

   Я заметила, что на улицу выбежали все слуги во главе с мачехой и принялись собирать градины. Происходило что-то странное.

   

   Град прекратился. Небо посветлело, выглянуло солнце. От тучи не осталось и следа.

   Люди замерли и не шевелились. Я видела слуг, неподвижно стоящую мачеху, братьев, отца. Мне вдруг сделалось очень страшно. Я увидела, как по стеклу медленно стекает желтоватая струйка воды. Одна из градин не дождалась меня, растаяв в лучах выглянувшего солнца.

   Вечером за мной никто не пришел. Слуги по-прежнему стояли, сгрудившись во дворе. Я распахнула окно и долго кричала им, чтобы открыли, но только зря охрипла. Ни один человек не шевельнулся. Как же мне быть?

   Я спустилась из спальни во двор по веревке, сделанной из одеяла. Как спускалась, не помню. Пришла в себя уже на земле. Одна нога сильно болела, на локте алела свежая ссадина. Прикоснувшись к одному из слуг, я тут же отдернула руку. Человек стал твердым, как камень. Потрогала остальных: они тоже окаменели. Конечно, я много раз слышала о волшебниках и колдунах. Но чтобы вот так заколдовать целый город...

   Неужели живых совсем не осталось? Я долго бродила по улицам. Видела странного паренька, глядевшего на меня из угла так, что я не решилась приблизиться. Нашла женщину, которая разговаривала со своими окаменевшими детьми:

   — Артур, Аксель! Я всегда говорила вам, что вы слишком любите игрушки...

   — Я постараюсь помочь, — тихо пообещала я женщине. Но она не слышала меня.

   Как мало осталось живых. Я повернула обратно. Услышав цокот копыт, остановилась. По улице шла лошадь под седлом. Это был конь Мартина. Я узнала бы его даже без фамильного герба на вальтрапе под седлом, по белому пятнышку на левой лопатке. А где же сам Мартин? Неужели тоже окаменел? Мне стало немного легче оттого, что я нашла знакомое живое существо. Я отвела лошадь в конюшню, расседлала и дала ей овса.

   Весь вечер я думала, искала и не находила выхода. Наконец решилась. Король в ответе за своих подданных. Но папа стоит, неживой, страшный во внутреннем дворике замка, так что дочери придется его заменить и самой отправиться за помощью. В страну Голубых Озер или в другое место.

   Путь предстоял не близкий и опасный. В арсенале замка я подобрала облегченную шпагу. Выбрала для себя самый маленький арбалет. Мне нужны были стрелы с серебряными наконечниками. Чтобы попасть в помещение, где они хранились, я украла ключи у начальника стражи. И снова вздрогнула, ощутив под одеждой каменно-твердое тело. Я забралась в гардероб Питера, чтобы подобрать для себя мужской костюм — это было нелегко. Брат очень вырос за последний год.

    Оставалось лишь дождаться утра.

   

   Меня разбудил противный комариный писк. Кровопийца сел на щеку и щедро вкусил королевской крови, счастливо избежав сонного шлепка. Я разозлилась, открыла глаза и села на кровати.

   — Проснулась, наконец... — усмехнулся тоненький голосок.

   Я с изумлением обнаружила бледно-голубоватое существо, висящее на уровне головы. Странное полупрозрачное крылатое создание...

   — Ты кто?

   — Я твоя Берегиня.

   — Откуда ты взялась?

   — Я была всегда, просто ты меня не замечала. Нет времени на пустые разговоры, собирайся, мы едем к Мебиусу. Только он может помочь.

   Я слышала об этом великом маге, но в городе он не появлялся. Люди сами приходили к нему за помощью.

   Я в спешке принялась натягивать штаны и камзол Питера. Запнувшись за сапоги, едва не растянулась на полу.

   — Поторопись, у нас мало времени, — подгоняла меня Берегиня.

   Я надела пояс, прицепила перевязь со шпагой и отправилась на конюшню.

   Гнедко Мартина узнал меня и приветливо заржал. Я напоила его, оседлала, приторочила к седлу теплый плащ и флягу с водой. Все, можно ехать.

   Я забралась в седло и тронула коня.

   

   Рассвет играет на востоке красками зари, окрашивая небо из желтого в нежно-розовый цвет. Но мне некогда любоваться красотой наступающего утра. Я спешу выбраться из города.

   Тут и там в самых нелепых позах стоят люди. Крестьяне, везущие товар на рынок. Продавец хлеба, выскочивший на улицу поглазеть на диковинный град. Стражники, ведущие вора в тюрьму.

   Постукивая подковами в тишине, конь пересекает главную площадь. Я поворачиваю жеребца на боковую улицу, и мы оказываемся возле городской стены. Часовые превратились в истуканов, облаченных в латы. Их руки не взметнулись в приветствии при появлении принцессы. Я киваю им головой на прощание и медленно покидаю город. Ворота подняты, и некому их опустить.

   Где же ты, Георг, отважный рыцарь. Я не забыла твоих уроков: фехтование, стрельба из лука и арбалета, владение ножом и кинжалом. Твой подарок — узкий и длинный стилет — при мне. Как бы ругались мачеха и отец, узнав, что их дочь тайно встречается с мужчиной. Впрочем, мы и целовались с Георгом всего-то два раза. В обмен на это он показал замечательные приемы рукопашного боя.

   Когда мы добрались до леса, Берегиня, трепеща прозрачными крыльями, полетела на восток. Я завернула гнедого следом. Дорога шла по опушке леса, вокруг было тихо и пустынно. Мы так и не встретили ни одного путника.

   Скоро дорога уперлась в небольшой холм. С другой стороны холма обнаружился вход в пещеру.

   — Тут живет Мебиус, — сообщила Берегиня.

   Гнедко занялся сочной травой, а мы пошли в гости к магу.

   В пещере царили мрак и сырость. На первый взгляд, Мебиус не походил на великого мага. Сухонький старичок с седой редкой бороденкой сидел за столом, над свитком пергамента.

    Хозяин сразу же пригласил нас к столу, выложив скромное угощение. Когда я с трудом прожевала черствый хлеб с высохшим сыром, маг внимательно выслушал мой рассказ.

   — Каменное заклятье, останавливающее в телах людей время! — нараспев произнес он. — Очень сильное и редкое колдовство. Тут не обошлось без лепестков ивуса.

   Маг достал с полки толстый тисненый золотом фолиант. Вернулся к столу, раскрыл и долго листал книгу.

   — Ага, — хмыкнул он. — Нашел! Нам нужен сок расселиуса. Он легко снимет чары ведьмы Сароны. Это она вызвала град. Каждый, кто прикоснулся к кусочку волшебного льда, мгновенно превратился в камень, а время для него остановилось. Это время ведьма забирает себе. Но достаточно смазать соком расселиуса наконечник стрелы или копья, и она будет побеждена.

   — Всего лишь убить злую ведьму, — невесело усмехнулась я. — Как просто. Остается только узнать, где растет этот чудо-плод. Я никогда не слышала о таких растениях, как ивус и расселиус.

    — Разве принцессы больше не изучают целебные растения? — спросил Мебиус. — Куда только смотрел его величество? Вам, ваше высочество, надо бы заниматься совсем не спасением королевства.

   Почему-то мне стало не по себе, когда Мебиус заговорил об искусстве врачевания. Но я не показала виду.

    — Девушка должна уметь шить и вышивать, — сказала я обиженно. — И плакать.

    — Не говорите про слезы пренебрежительно, — улыбнулся Мебиус. — Слезы особ королевской крови имеют магическую силу. Они способны смочить сухой песок времени, растопить лед. Соберите их при случае, ваше высочество.

    — Обязательно, — самонадеянно заявила сидящая прямо на столе Берегиня.

   — Но вернёмся к нашим делам, — вздохнул Мебиус. — Я знаю, что вы, ваше высочество, очень храбры. Вы умеете метко стрелять и крепко затянуть подпругу, не боитесь ни дороги, ни голода, ни монстров, ни... мышей. И все-таки: эта работенка в самый раз для принца, но не для вас.

   — Чем же я хуже? — от обиды я уставилась в темный угол, где из щели высунулся любопытный черный таракан.

   — Тем, что вы не принц. Но ситуация не оставляет нам выбора, — проворчал маг. — Попытаемся узнать, куда вам ехать дальше.

   За темной занавеской открылось высокое зеркало. Отражение подернулось рябью и пропало. Я увидела стены незнакомого полуразрушенного замка.

   — Тебе придется отправиться по северной дороге через заколдованный лес. Там в саду у ведьмы и растет чудесный плод.

   Картина в зеркале изменилась. Высокие горные вершины, покрытые снегом, дорога, забитая войсками. Маг нахмурился.

   — Плохо, черные захватчики вернулись. У нас меньше времени, чем я думал. Надо срочно собирать воинов и готовиться к сражению. Отправим послание к кочевникам и в страну голубых озер с голубями.

   Пока я сочиняла письмо для отца Мартина, — короля страны голубых озер, маг наставлял меня.

   — Когда переберешься через ущелье по мосту, не съезжай с дороги, останавливайся только на ней, всю ночь поддерживай огонь и постарайся не спать.

   — Но моста через ущелье нет... — удивилась я.

   — Мост существует, просто он невидимый, сейчас я все тебе объясню, — упрямо повторил Мебиус. — Сделаешь так...

   Я внимательно выслушала старого мага.

   — Прощайте, ваше высочество, больше я ничем не смогу вам помочь.

   Вечерело, когда дорога привела меня прямо к обрыву. Гнедко испуганно заржал и попятился. Я спрыгнула с коня и осторожно заглянула в глубокую пропасть. От такой высоты закружилась голова, я с опаской отпрянула назад.

   В голове все еще звучали слова Мебиуса:

   — Мост невидим, его заколдовала ведьма, чтобы никто не мог перебраться на другую сторону. Но на закате и на рассвете, два раза в сутки, по нему можно проехать. Когда солнце коснется верхушек деревьев, ты увидишь мост. Как только он появится, не теряй времени, перебирайся на другую сторону. Но знай, если не успеешь, пока заходит солнце, погибнешь!

   Я терпеливо ждала.

   Все произошло, как рассказывал маг. Едва закат окрасил небо в темно-лиловый цвет, а солнце краем коснулось леса, как возник мост. Он появился мгновенно и сразу, возник неоткуда. Мгновение назад его еще не было. И вот он, — широкий, прочный, каменный мост.

   Я торопливо забралась в седло. Подковы копыт глухо стучали по камням.

   — Быстрее, Гнедко! — шептала я. А солнце уже наполовину скрылось за верхушками сосен.

   Я доехала до середины моста. Оглянулась, и в ужасе чуть не выпала из седла! Мост за спиной таял, исчезал, будто его там и не было! Я отпустила поводья и погнала коня вперед. Гнедко заржал и перешел с медленной рыси на галоп. Едва Гнедко почувствовал твердую почву на той стороне ущелья, как мост совсем пропал. Я гладила, успокаивала коня, а у самой дрожали ноги. Я не выдержала и села прямо на землю.

   Переведя дух, я продолжила путь. Впереди меня ждала дорога через заколдованный лес.

   Я ехала по дороге, заросшей по краям густым колючим кустарником. Молчали птицы, стих ветер, не колыхалась листва на ветках. Правая рука, лежащая на эфесе клинка, онемела от напряжения, но вокруг по-прежнему было тихо. Где же обещанные опасности? А может, все еще впереди?

   Темнело быстро, пришлось подумать о ночлеге. Я спешилась и привязала расседланного коня к дубу у края дороги. Торопливо собрала хворост для костра, стараясь не углубляться в лес. Набрала приличную кучу и достала из кармана трут и огниво. Скоро посреди дороги запылал яркий костер. Сидя около огня, я не чувствовала себя в полной безопасности. Лес пугал тишиной. В нормальном лесу не бывает тихо, а тут даже комары не летают!

   Несколько раз спохватывалась, что клюю носом, и шептала:

   — Не спать! Мне нельзя спать...

   И все же сон меня одолел.

   — Проснись! Открой глаза! Опасность! — разбудил меня тоненький писк Берегини.

   Первое, что я увидела — горящие в темноте красные точки чьих-то глаз.

   По ту сторону костра в лесу кто-то был! И этот кто-то внимательно наблюдал за мной.

   Огоньки ожили, задвигались, приближаясь ко мне. Теперь в свете яркого пламени костра легко было разглядеть силуэты высоких лобастых зверей. Они раза в полтора превосходили ростом обычных серых хищников. Да и откуда тут, в заколдованном лесу взяться нормальным зверям?

    — Волки!

   Незваные гости остановились в нескольких метрах от края дороги.

   Дрожащими руками я нащупала арбалет, зарядила его.

   — Подождем! — открыв пасть, неприятным голосом сказал один из волков.

   Оборотни!

   Я спешено заложила в арбалет другую стрелу, с серебряным наконечником. Изо всех сил размахнулась и швырнула в волков тлеющую головешку. Звери лениво отбежали, но тут же вернулись.

   — Огонь скоро погаснет! — зевнув, сказал самый крупный волк.

   — Тогда и съедим ее, — добавил другой, жадно втягивая носом воздух.

   — А конь мой! — оскалил зубы третий, сверкая отблесками огня в глазах.

   Я с тревогой наблюдала, как костер, лишенный топлива, угасает. Голодные волки, окружив полукругом ослабший огонь, терпеливо ждали. А потом они разом перешли в наступление.

   Я целилась расточительно долго, целую вечность! Но первая стрела пролетела мимо, канув в темноту. Осталось всего четыре стрелы.

   Один из волков прыгнул прямо на меня, но попал передними лапами в костер. Пока волк выбирался из углей, я успела выстрелить. Стрела попала прямо в грудь. Взвыв, зверь закрутился волчком на месте и вспыхнул синеватым огнем.

   — Серебро! У человека серебро! — заговорили волки и начали обходить меня с двух сторон. Я торопливо выстрелила еще раз и промахнулась. Пока звери приближались, я успела перезарядить оружие. Выстрел! Стрела угодила в лапу одного из волков. С рычанием он попытался вырвать ее зубами, но не успел.

   Осталась последняя стрела... Волк стоял напротив меня, оскалив зубы.

   — Уходи! — крикнула я ему. — Уходи, и я не трону тебя!

   — Не могу, — зарычал в ответ зверь. — Нам обещали вернуть прежний человеческий облик в обмен на твою смерть! Я должен убить тебя.

   Волк высоко прыгнул — прямо на меня! Но мгновением раньше последняя стрела нашла пристанище у него в брюхе. Очень скоро жалкая кучка пепла осталась на том месте, где только что упал раненый зверь.

   Оставшееся время до рассвета я тревожно просидела у кое-как горевшего костра. Но лес продолжал пугать лишь своей тишиной.

   Утром с трудом забралась в седло. Все кости ныли, и очень хотелось спать. Туман скрывал от моих глаз лес и часть дороги. На каждом шагу мне мерещились чудовища. Я продолжала то и дело вздрагивать, пока туман не рассеялся.

   А потом дорога кончилась. Впереди, среди деревьев и колючего кустарника, я увидела полуразрушенную стену замка, незапертые ворота, опущенный мост. Конь, медленно переступая ногами, вошел во двор замка. Я оказалась в царстве зарослей крапивы и лебеды. Было не похоже, что тут кто-то живет. Я спрыгнула с коня и осмотрелась.

   Впереди лестница, ведущая наверх, в замок. Справа от зубчатой стены торчит высокая резная решетка ограды.

   «Наверно это и есть сад, надо посмотреть, что там...».

   — Подожди, я сама! — тоненький голосок Берегини вывел меня из размышлений. — Стой тут, и никуда не ходи без меня!

   Трепеща прозрачными крылышками, фея бесшумно полетела к решетке и скрылась в кустах.

   — Алина!

   Показалось? Или меня кто-то звал?

   Неподвижная мужская фигура на лестнице. Черты лица кажутся мне знакомыми...

   — Мартин?! Мартин, подожди меня!

   Мартин машет рукой, но не ждет. Он отворачивается, входит в замок. Я взлетаю по лестнице, вбегаю внутрь и... Оказываюсь в ярко освещенном зале. Музыка, толпа празднично разодетых людей, крики, танцы. Веселье в самом разгаре. В замешательстве замираю на месте. Голова начинает кружиться.

   Трясу головой, с удивлением обнаруживаю на себе пышное, нежно-розовое бальное платье. Сон это или явь?

   — Принцесса Алина из Королевства Южной Долины! — громко представляют меня остальным гостям. Стою, не в силах пошевелиться. А гости все пребывают...

   — Принц Мартин, из Страны Голубых Озер! — выкрикивает все тот же, невидимый мне голос.

   Улыбаясь, Мартин берет меня за руку, выводит на середину зала. Мелодия танца заставляет забыть обо всем. Мы кружимся, кружимся в безумном вальсе, счастливые и беззаботные. Внезапно замечаю молодую и красивую женщину, сидящую на троне с бокалом вина в руке. Кто это? Она так похожа на мою мать, чей портрет висит в нашем замке. Женщина приветливо улыбается и кивает мне.

   

   Оставляю партнера, и иду к хозяйке дворца. Кланяюсь.

   В ответ дама громко хохочет. От ее смеха дрожат стекла в окнах, а пламя свечей приплясывает, грозя потухнуть.

   — Я ждала тебя, — громко говорит женщина.

   — Кто ты?

   — Я Сарона, мать твоей матери, хозяйка этого дворца и всего твоего королевства!

   Вот оно что. Всему виной чары ведьмы, которая еще и моя бабка! Послала же судьба мне испытание! Смогу ли я теперь убить ведьму?

   По ногам потянуло сквозняком, стало холодно и не уютно. Навь исчезла так быстро и неожиданно, как пришла. Остались только голые стены пустого темного зала. Колючий сырой ветер врывался в разбитые окна, раздувая мусор и пыль. А гости и мой Мартин, — они пропали. Остались скелеты в лохмотьях, с короткими мечами в руках. На троне, смеясь, восседала сморщенная старушенция с клюкой в одной руке и неопрятной склянкой в другой.

   — Что это было? — ошеломленно спросила я, глядя на толпу скелетов. — Какое гнусное колдовство.

   — Это время, малышка, — оскалилась она. — Это просто песок времени. Предоставь ему сыпаться как попало, и он перемелет тебя до костей. Собери его, заставь работать на себя, и все будет иначе. Вот посмотри, что бывает, если сварить на раскаленном песке корни обычной синеглазки!

   Старуха отхлебнула из своей вонючей склянки и скривилась так, что ее морщины собрались в огромные складки. Но вот лицо разгладилось... На меня смотрела женщина лет сорока, не старше. Очень похожая на мою мать.

   — Я тебе нравлюсь? — заулыбалась ведьма. И опять отхлебнула из склянки.

   — Нет! — закричала я. — Я знаю, ты воруешь время у других людей! Мебиус предупреждал меня. Ты губишь людей и крадешь их время. А остальное — просто обман, морок!

   — Оставайся со мной, внучка, — предложила женщина. Теперь она казалась двадцатилетней. — Узнаешь цену молодости, и время будет твоим. Оставайся, всё равно у тебя нет выхода! Либо останешься со мной, или смерть тебе!

   Услышав стук костей, я обернулась, и вовремя. Скелеты надвигались на меня, вытянув костистые конечности.

   —Нет! — я завизжала от страха. И, выхватив оружие, бросилась навстречу скелетам. Зазвенела сталь клинков. Изловчившись, я отсекла руку, сжимающую оружие.

   Развернулась и увидела еще парочку скелетов. Удар — и противный, лысый череп, гремя, покатился по полу.

   — Получили! — закричала я, торжествуя. Но радость оказалась недолгой. Скелет подобрал череп и вернул на прежнее место.

   Сердце рванулось из груди. Как страшно! И как убить врага, который уже мертв? Проклятые руки и головы прирастали обратно. Враги сжимали кольцо. Я отбивалась из последних сил, но меня всё-таки схватили и подвели к трону.

   Ведьма смерила меня унижающим взглядом.

   — Так ты согласна?

    — Нет!

   Она ухмыльнулась.

   —Очень жаль, деточка. Отведите ее в сад, пусть посмотрит перед смертью на то, что искала.

   Скелеты потащили меня вниз по лестнице, а за нами легко шла помолодевшая хозяйка замка.

   Перед входом в сад ведьма достала из кармана связку ключей. Долго возилась, выбирая нужный. Меня грубо втолкнули в сад и, — вот странно! — вернули шпагу и арбалет.

   — Оружие тебе не поможет! — усмехнулась ведьма. — Мой страж не ел целую неделю! Надеюсь, ты ему понравишься!

   Дверь за спиной захлопнулась, щелкнул ключ в замке.

   — Только не шуми, — узнала я знакомый голосок Берегини.

   — Где ты была? Я же просила тебя не уходить!

   Берегиня опустилась около меня на траву.

   — Я нашла дерево расселиуса. Плод на нем созрел и его пора снимать.

   — Прекрасно!

   Берегиня снова взлетела, сделав круг, вернулась обратно.

    — Не совсем прекрасно. Есть проблема. Его охраняет страшное и огромное чудовище! Я усыпила его, но не знаю, надолго ли хватит моего волшебства.

   — Тогда я скорее пошла рвать плод, — смело заявила я, поднимаясь с травы.

   — Хорошо, — согласилась Берегиня. — Ты отправляйся за плодом, только смотри, не разбуди чудовище. А я тем временем навещу ведьму, возьму у нее ключи от входа.

   — Только не попадись скелетам!

   — А ты чудовищу!

   Толстая цепь, обмотанная вокруг ствола, тянулась в сторону и исчезала в зарослях высокой травы. Остается лишь гадать, что за монстр там отдыхает.

   Забраться на дерево мне удалось лишь с третьей попытки. Прямо надо мной, среди толстых мясистых листьев, раскачивался на ветру большой желтый шар. Я ухватила его и потянула, но плод держался крепко и не желал мне уступать. Я дернула двумя руками.

   Снизу послышалось бряцанье цепи. Монстр проснулся! Магия Берегини перестала действовать! Держась за шар, я осторожно посмотрела вниз и увидела прямо под собой огромное, покрытое изумрудно-зеленой чешуей тело. Которое очень напоминало мне что-то, до боли знакомое...

   Я не успела вспомнить. Плод, оказавшийся тяжелым и скользким, оторвался. Я потеряла равновесие и упала прямо на чудовище.

   Ударившись об упругое, покрытое скользкой чешуей тело, я заорала на весь сад. Вскочив и подобрав плод, побежала, что есть сил, к выходу из сада. Громкий рев, и гремящая цепь подтвердили, что погоня в пути. Хорошо, если Берегиня уже добыла ключи... Про ключи я тоже не додумала. Запнулась за торчащий из земли корень и упала. Зажмурившись, приготовилась к смерти.

   Чудовище подошло так близко, что я почувствовала на себе его дыхание. И... заскулило. Так поскуливать могло только одно существо на свете. Мой Рем!

   — Рем!

   Я гладила большой лоб дракона, а он, положив голову на траву, щурился от удовольствия.

   — Ах, вот вы где! — послался недовольный голосок Берегини. — Я тут рискую жизнью, а ты с драконом на траве валяешься!

   — Это не просто дракон, это мой Рем!

    — Знаешь, моя дорогая принцесса, с тех пор как я видела это создание в последний раз, оно немного подросло.

   — Ладно, — прервала я ее. — Ты принесла ключи?

   — Конечно, — кивнула Берегиня. — Если тебе неинтересно, чего мне это стоило, просто подними их с травы и освободи дракона. В этой связке наверняка есть ключ и от его цепи.

   Я схватила связку, и очень скоро Рем обрел свободу. Дракон замахал крыльями, разминая их, но не взлетел.

   — Он сильно ослаб, пока сидел на цепи, — объяснила Берегиня. — Ему требуется время, чтобы восстановить силы, необходимые для полета.

   Я подняла лежащий на траве плод, достала одну из стрел. Проткнула острым наконечником толстую кожицу. Все, оружие против ведьмы готово.

    — Если ты собралась идти в замок, поторопись, у нас осталось мало времени. Мы должны сегодня покончить с колдовством Сароны, иначе люди навсегда останутся окаменевшими, а ведьма заберет время их жизни и станет фактически бессмертной. Но хочу тебя предупредить: усыпляя бдительность колдуньи, я исчерпала все запасы магии, и в ближайшие часы я не смогу тебе помогать. Тебе придется сражаться с ведьмой один на один.

   На полдороги я столкнулась со своей очаровательной бабушкой, спешащей мне навстречу, в сопровождении свиты скелетов. Увидев меня с арбалетом в руках, ведьма вытянула вперед руку и завопила:

   — Карбос! Эрикос! Ру!

   Никогда ещё мне не приходилось стрелять в живого человека. Пускай он и ведьма, принесшая много бед. Это вам не мишень во дворе замка у Георга!

   Я медлила, а ведьма снова начала твердить заклинание. Рядом со мной упала на землю Берегиня. Неужели проклятая ведьма убила ее? Я решительно подняла арбалет и прицелилась.

   И вдруг ведьма пропала. Передо мной стоял учитель Артур!

   — Вы хотите убить меня, ваше высочество? — грустно спросил он.

   Моя рука предательски задрожала, оружие налилось тяжестью.

   Фигура учителя исчезла. Теперь передо мной стоял Мартин.

   — Алина, что ты делаешь? Брось арбалет! Это я!

    Он медленно двинулся ко мне.

   — Не слушай его, стреляй! — услышала я тоненький шепот Берегини. — Быстрее, а то будет поздно!

   Я через силу снова подняла оружие, закрыла от страха глаза и выстрелила... И услышала страшный, нечеловеческий вой!

   Когда я открыла глаза, от старой ведьмы осталась серая кучка пепла. Такие же кучки остались и от слуг ведьмы — скелетов. Меня затрясло. Что я наделала! Убила молодую красивую женщину... так похожую на мамины портреты...

   — Успокойся, — пропищала Берегиня. — Она получила по заслугам! Впрочем, поплачь, поплачь. Мебиус велел тебе плакать.

   И она замахала у меня перед носом хрустальным флаконом, который успела где-то раздобыть. Реветь мне сразу расхотелось. Что за вредная Берегиня мне досталась?

   — Она моя бабушка, между прочим, — сердито сказала я.

   — Чтобы тебя не мучила совесть, я тебе кое-что расскажу, — не унималась Берегиня. — Эта ведьма не хотела, чтобы ее дочь, твоя мама, вышла замуж за твоего папу, короля. Так не хотела, что наложила на дочь проклятье, и та умерла в родах! Вот она какая, твоя бабушка, которую ты... застрелила.

   Да что же это такое? Слезы полились сами. Почему-то мне припомнилось много всего плохого сразу. И как мне всю жизнь не хватало мамы. И как улетел Рем... Я ревела, будто опять стала маленькой девочкой.

   — Ну хватит, — деловито заявила Берегиня. — Пока ты сделала ровно полдела. Нам надо успеть вернуться, пока люди-змеи не опередили нас! Да и горожан без нас никто не расколдует! Чары Сароны не рассеются сами собой. Поднимайся.

   — Хотела бы я знать, почему ты всегда права.

   Я отняла от лица мокрые ладони и успела заметить, как Берегиня прячет полный моих слез флакон. Но возмутиться уже не было времени. Время, опять время! Пора ехать. Даже Гнедко нетерпеливо ковырял копытом землю.

   — На коне ты не успеешь, — покачала головой фея.

   — Как же мне быть?

   Как бы отвечая на мой вопрос, рядом с нами опустился дракон. Мой пропавший старый друг, мой неблагодарный приятель, мой замечательный Рем.

   — Ты снова можешь летать! — обрадовалась я.

   — Вот тебе новый конь, — улыбнулась Берегиня. — Только смотри, не свались с него по дороге!

   — Постараюсь, — пообещала я, забираясь дракону на шею, и хватаясь за его рога.

   Честно говоря, лететь было довольно страшно. Два раз я чуть не сорвалась. Сидеть на жесткой, покрытой чешуей шее не очень удобно.

   Лес внизу под нами кончился. Далеко внизу мелькнула дорога и вереница всадников, движущаяся в сторону города.

   — Дракончик, спустись ниже, — попросила я. Дракон понял, пришлось только пару раз толкнуть его ногами. Теперь я могла разглядеть одежду всадников на дороге. Все они в черных накидках, наподобие плащей. Пролетая над ними, дракон срывал потоком воздуха капюшоны с голов воинов. Я разглядела противные, лысые, обтянутые серой кожей черепа. А лица без носа и ушей!

   — Змеиный народ, — прошептала я.

   Целое войско захватчиков движется прямо в столицу, их необходимо остановить любой ценой, но как?

   — Ниже! — крикнула я дракону. — Спустись еще ниже!

   Не знаю, как, но на этот раз Рем понял без пинков. Мы мчались, почти задевая верхушки кустов.

   — А теперь лети над дорогой!

   Рем развернулся и понесся прямо на колонну воинов, скачущих навстречу. Враги не ожидали нападения с воздуха. Огромное тело дракона вихрем пронеслось над змеиным войском, раскидав и искалечив добрую половину колонны.

   — Так их, — ликовала я. — Давай еще!

   Мы пролетели над всадниками еще раз. Враг в панике повернул назад.

   По моей команде дракон поднялся выше, и мы отправились в город. Я уже видела крепостную стену. Ворота закрыты, а перед ними кипит битва. Но как мало защитников на городской стене! Даже женщины и мальчишки тут. Долго ли они продержатся?

    — Быстрее, Рем, мы должны помочь им! — сомневаюсь, что дракон понял меня, но направился прямо к воротам и опустился за спинами врагов. Я спрыгнула на землю, выхватила шпагу.

   — Принцесса Алина приказывает вам сложить оружие! — громко крикнула я, еще не понимая, какую глупость делаю. Часть врагов немедленно бросилась на меня. Их было много, больше сотни. Меня охватила паника, но бежать было поздно.

   Враги стали бросать в мою сторону копья, и одно из них угодило в Рема. Что произошло потом, долго грезилось мне в страшных снах. Дракон раскрыл пасть и обдал врагов огненным потоком. Первые ряды наступающих в панике заметались. А дракон добавил огня еще и еще! Крики боли и ярости, ужасные запахи горелого мяса и жженого волоса наполнили воздух. Захватчики явно не сталкивались раньше с огнестрельными боевыми драконами. Теперь они отступали, охваченные страхом.

   Ворота замка раскрылись, и защитники города набросились на врага. Схватка закипела с новой силой. Двое воинов — змей наскочили на меня. Одного из них я достала уколом в плечо. Второго оглушил ударом дубинки крестьянин, вовремя подоспевший ко мне на помощь. Заметив рядом коня без седока, я немедленно забралась в седло.

   Меня охватил азарт, какого я не знала раньше. А лошадь, почувствовав чужого наездника, понесла. Теперь я не могла бы остановиться, если бы и хотела. Но я и не хотела останавливаться — пока вдруг не поняла, что преследую врагов в гордом одиночестве. Повернуть назад не успела, путь мне отрезали.

   — Сдавайтесь, принцесса, — предложил самый высокий из лучников и хладнокровно выстрелил в мою злосчастную лошадь. Я едва успела соскочить с нее, а воин спешился и подошел ко мне.

   — Принцесса, ваша выдумка с драконом нарушила все наши планы. Мне с трудом удалось остановить панику в войсках. Но теперь для вас все кончено. Отдайте мне вашу шпагу. Гарантирую вам жизнь и неприкосновенность.

   Что мне было делать? И куда пропала Берегиня? Помощь феи сейчас бы пришлась весьма кстати...

   — Принцесса, — снова зашипел предводитель змей. — Сдавайся!

   В ответ я сняла и отбросила в сторону плащ. Обнажила шпагу и направила острие клинка в сторону противника.

   — Смело, но глупо, — прошипел враг.

   Он откинул капюшон, скинул с себя черную накидку и остался почти нагим: гибкий, худой. На покрытом мелкой серой чешуей теле остались только пояс с перевязью и короткие кожаные сапоги.

   Змей извлек из ножен длинный меч, и наш поединок начался.

   Мой противник умело отбивал мои выпады длинным узким серебристым мечом. Затем змей сам перешел в наступление, и я поняла, что долго драться в таком темпе не смогу.

   — Неплохо для принцессы, — похвалил враг, оттесняя меня к краю круга. Лезвие его оружия просвистело рядом с ухом, срезав с плеча лоскут ткани, и оставило у меня на руке длинную глубокую царапину. Вскрикнув от боли, я отскочила и остановилась. Рану сильно саднило, а сил почти не осталось. Змей улыбнулся, и его меч замелькал с противоестественной быстротой.

   Я держалась, сколько могла, кое-как отбив еще пару выпадов. Потом голова закружилась и я упала. Сейчас подойдет враг и добьет меня...

   И тут в одного из всадников ударила короткая арбалетная стрела. Круг сломался. Враги заметались, но стрелы продолжали их настигать.

   К месту схватки подоспела наша конница. Я узнала ее по цветам королевской гвардии. А впереди мчались Мартин и Георг.

   — Сразись с нами, трус! — крикнул Георг предводителю змей.

   В это время над моим лицом замелькали голубые крылышки. Берегиня порхала, с усилием прижимая к себе большой хрустальный флакон.

   — Мебиус приготовил зелье, — похвасталась она. — Теперь все в порядке. Всех оживим!

   — Ты очень вовремя, — устало сказала я.

   — Да? — Возмутилась она. — Я таскаю тяжести, я постоянно с тобой нянчусь, я вообще делаю все, что должна была бы делать ты! А ты еще и недовольна!

   И она полетела к городу.

   Заключительный поединок я досматривала, лежа на земле. Ни один из врагов долго не мог победить другого. Наконец Мартин применил фамильный прием. Казалось, что оружие человека лишь слегка задело врага — но тот уже был повержен. Меч выпал из его руки, Мартин размахнулся, и обезглавленное тело предводителя змеиного народа рухнуло рядом со мной. За мгновенье до этого я закрыла глаза, чтобы не видеть, как отрубленная голова покатится по траве...

   Как хорошо все-таки, что на свете есть не только принцессы, но еще и храбрые принцы.

   

   Третий день я лежу в постели. Плакать и лежать — вот два самых глупых занятия на свете. И хотя я чувствую себя почти здоровой, королевский лекарь не разрешает вставать. Мне даже не разрешили раздавать оживляющее зелье, которое принесла Берегиня. А еще считают врачевание достойным принцесс занятием.

   Все кончилось гораздо лучше, чем можно было надеяться. Подоспевшие на помощь кочевники из восточных степей объединились с конной гвардией. Захватчики разгромлены, мы победили!

   Мои братья живы и горды тем, что успели поучаствовать в военных действиях. Питер разгуливает по дворцу с перевязанной рукой, а Филипп пока не может ходить, он неудачно упал с лошади и подвернул ногу.

   Гнедко, которого я бросила на произвол судьбы, сам вернулся в конюшню, умница. Мост через ущелье стал видимым, а заколдованный лес больше не пугает путников.

   Мартин обещал мне, что обязательно возьмет меня в следующий поход. Правда, мне почему-то кажется, что он не захочет подвергнуть меня опасности снова. Он обманывает, но обижаться на Мартина я не могу. К тому же он здорово целуется, не хуже Георга...

   Мачеха и мой отец готовятся к нашему с Мартином торжеству. Их радость больше не будит во мне чувства противоречия. Объединение и укрепление государств, это очень важно!

   И лишь одно пугает и мучает меня — наследство моей покойной бабки. Я и раньше замечала за собой некоторые странности. А теперь поняла, откуда это взялось. Недаром меня слушаются и понимают звери и птицы, не говоря уже о драконах. Я легко нахожу с ними общий язык. Не знаю, как долго я смогу скрывать колдовские способности от людей. Берегиня, как может, успокаивает меня. Она говорит, что в магии не бывает добра и зла. Все в моих руках.

   

   

Маск иКомпания © 2013


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.