ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Работа времени

Сергей Лукиянов © 2013

Фотография

   Виктор Земсков студент четвёртого курса факультета психологии и двое его друзей сидели в университетском буфете, дожидаясь следующей пары.

   — На самом деле, — философствовал Виктор. — Стоит лишь отвлечь внимание людей и можно спрятать всё, что угодно. Потом уверять людей, что они ошиблись, говоря, мол видели это в другом месте. Месяц — и дело в шляпе.

   — Так сделай из своей идеи курсовую, — ковыряясь зубочисткой в пакетике из-под чая, отозвался Костя. — Сколько там ещё осталось до конца?

   — Может, поспорим? — чувствуя, как к лицу приливает кровь, выпалил Виктор. — Бюст первого ректора университета, — спохватившись, он огляделся по сторонам. Перед последней парой буфет был пуст. — Я смогу его утащить в одиночку и через месяц о нём даже никто не вспомнит. А вы, будете выглядеть полными придурками, спрашивая у людей: не помнят ли они, что за статуя там стояла...

   — И на что спорим? — вяло поинтересовались товарищи.

   — Ящик водки, как обычно, — вставая из-за стола, ответил Виктор.

   На следующий день его друзья специально пришли посмотреть на бюст. Тот стоял на прежнем месте, а вахтёрша стирала с него тряпочкой пыль.

   — Трепло, — пожав плечами, друзья двинулись в буфет.

   Вечером того же дня, Виктор позвонил Косте и сказал, что сильно заболел. Он ждал приезда «скорой», и возможно завтра не придёт в универ.

   Друг отнёсся к новости скептически, но ни о чём расспрашивать не стал. Утром ему вновь позвонили. На этот раз староста.

   — Костя, сегодня занятий не будет. В универе карантин, шесть человек уже в больнице. Боятся, что дело в питьевых фонтанчиках.

   — А чем они заразились-то? — спросонья Костя туго соображал.

   — Мне толком ничего не сказали, говорят, на неделю занятия отменяются.

   — Здорово, — мысленно перенося все отложенные дела на эту неделю, отозвался Костя.

   Эпидемия в университете прошла для города незаметно. Наверное, ещё и потому, что Костя не слушал радио. Все эти дни он с друзьями шатался по новой части города, где было много баров и танцплощадок.

   Вернувшись в университет отдохнувшим, с тёмными кругами под глазами, Костя постарался влиться в студенческую жизнь. Предметы были скучными, преподаватели ещё более злыми и только в буфете по-прежнему было не протолкнуться.

   Однажды, сидя за пластиковым стаканчиком чая и ковыряясь зубочисткой в пакетике, Костя вспомнил разговор с Виктором.

   — Пашка, — обратился он к молчаливому другу. — А сколько Витька уже болеет?

   — Месяц где-то, — пожав плечами, отозвался друг.

   Но по тому, как быстро изменилось его лицо, Костя понял, что друга посетила та же догадка. Не сговариваясь, они выскочили из буфета и бросились на улицу к тому месту, где недавно стоял бюст первому ректору университета.

   Его не было. На его месте стояла каменная ваза с цветами.

   — Твою мать! Он всё-таки сделал это! — Костя был вне себя от злости.

   — Придётся нам поставить ему ящик... — отозвался из-за спины практичный Пашка.

   — Ну уж нет!

   Костя неожиданно вспомнил вахтёршу, которая протирала бюст всего месяц назад.

   — Извините, — обратился он к пожилой женщине. — А вы не знаете, куда делся бюст первого ректора университета?

   После долгих объяснений, где и как стояла статуя, Костя получил странный ответ:

   — Да сколько себя помню, всё время там стояла эта ваза. Какой бюст, сынок?

   Этим же вечером Виктор получил заслуженный выигрыш.

   

   Курсовую Виктор писать не стал. Рождение гениальной идеи требовало скорейшего её применения. Область, открытой им науки «стирания памяти», была ещё не исследована, и он брался за любые дела не опасаясь поражений.

   Единственным правилом, которое он для себя установил — отсутствие уголовщины. При желании он, конечно, мог изменить воспоминания свидетелей или даже скрыть убийство, но от самого «душка» этих дел ему становилось плохо. Поэтому местный рэкет назначил ему проценты за «крышу» и забыл о нём.

   Через месяц они забыли и о взимаемой с него плате. Ещё одна глава в сфере стирания памяти была открыта и успешно завершена, отчисленным с последнего курса университета, Виктором.

   В коллекции Виктора встречались и другие случаи. Стирание воспоминаний о супружеской неверности было большой статьёй дохода в его фирме. Многие мужья, трясшиеся за свои шкуры, будили его среди ночи с просьбами о помощи. Будучи молодым и полным сил, Виктор не отсылал их на утро, а мчался на такси (за счёт клиента) и спасал бедолаг. Иногда к его помощи прибегали и женщины.

   Для этой области он выбрал самый простой способ — всё отрицать. Даже если супруг изменницы стал свидетелем любовной сцены, при умелом использовании фактов, они считали, что им померещилось или произошла ошибка. А вернуться и проверить, уже не было возможности. Время, увы, уже утекло.

   Одним случаем Виктор гордился особенно. Кровожадная дамочка одного из бизнесменов, уже хлопнула дверью гостиничного номера, когда клиент Виктора позвонил ему на сотовый. Жену удалось перехватить в такси. Она вся кипела негодованием и просила как можно быстрее доставить её домой.

   Ведущий машину Виктор сделал несколько кругов по старым районам города, якобы сокращая путь, и, в конце концов, привёз дамочку домой на две минуты позже, чем её муж успел забраться в постель.

   О дальнейшем развитии событий рассказывал счастливый клиент.

   «...Представляете! Влетает она в спальню, включает свет, а тут я подскакиваю в кровати с опухшим от сна лицом! — клиент мерзко захихикал, но Виктора интересовали только подробности. Он заранее снабдил мужчину фразами, которые он должен был говорить, и ему, как творцу, было интересно узнать об их эффективности.

   — Что ты здесь делаешь?! — лицо у неё в тот момент было непередаваемое (продолжал комментировать клиент).

   — Пытаюсь спать! У меня был чертовски трудный день, если ты не помнишь... Всю неделю об этом твердил! — ха-ха, это было грандиозно!

   — Да уж я знаю... — явно ничего не понимая, отозвалась жена.

   — Вот и замечательно! Теперь прекрати орать и выключи свет, пока я окончательно не проснулся!

   ...»

   От остальных подробностей Виктор отказался. Работа была выполнена с блеском, и он чувствовал себя на седьмом небе от счастья.

   

   Через год после этого случая, к нему в контору заглянул местный земельный магнат. Чувствуя себя как дома, он молча расположился в кресле напротив Виктора, и выжидающе посмотрел на него.

   Молчание затягивалось. Виктор решил не обращать на мужчину внимания. Он сталкивался с такими клиентами через день.

   Перекладывая бумаги на столе и печатая на компьютере, он воспользовался своей же методикой: представил, что в кабинете никого нет. Ему даже удалось посмотреть сквозь клиента, как будто перед ним был пустой стул.

   Неприятное ощущение, когда на вас смотрят, как на пустое место.

   — И долго будет продолжаться этот балаган! — не вытерпел мужчина.

   — А что вы хотели? — с усилием возвращая в кабинет клиента, спросил Виктор.

   — Чтобы меня обслужили!

   — Так идите в салон красоты, там вас обслужат. У нашего предприятия немного другие функции...

   Виктору пришлось таки посмотреть мужчине в глаза. Водянистые, рыбьи, но с такими он уже имел дело. У него отлегло от сердца.

   — Мне сказали, что вы умеете копаться у людей в мозгах и стирать память, — решив, что на препирательства уходят лишние время и деньги, буркнул мужчина. — Мне надо застроить один район, но жильцы упираются... что-то об исторической ценности и тому подобном...

   — Ага, — сосредоточившись на ручке, поддакнул Виктор. — В районе Безымяновки, сосновая роща...

   — Д-да, — немного растерявшись, кивнул мужчина. — Сколько? — решив быстрее покончить с этим делом, спросил он у Виктора.

   Некоторое время они сидели молча. Виктор пытался вспомнить связанно ли у него что-нибудь с упомянутой рощей. Кажется, нет.

   К своим воспоминаниям он относился особенно бережно, не считая их за лишний груз. Он даже мог вспомнить свои первые слова и удивление на лице матери, но взглянув на мужчину, Виктор вновь вернулся в тело дельца.

   — Не беспокойтесь, я вас не ограблю. Мы сначала выполняем свою часть сделки, потом уже происходит расчёт.

   — И всё же?

   — Я свяжусь с вами через два дня, и мы обсудим подробности.

   Мужчина вышел из конторы Виктора не в самом лучшем расположении духа. Проклятый юнец слишком ловко завладел инициативой и держал себя выше него самого! Как он мог такое допустить, когда собственными руками задушил главного конкурента?!

   Мотнув головой, мужчина только в машине вспомнил, что не оставил своих координат, а парень обещал с ним связаться. Он так же знал о готовящемся строительстве... Поёжившись, мужчина надавил на газ.

   Виктор оставил секретарше указания на случай, если к ним заглянет кто-то ещё, и вышел прогуляться.

   До упомянутой рощицы он добрался на автобусе. Обойдя небольшой парк со всех сторон, Виктор прикинул масштабы работы. Времени могло потребоваться прилично, но большие объекты так скоро не исчезали.

   Здесь предстояла работа другого рода...

   Виктор набрал номер телефона утреннего гостя и сообщил ему о сроках выполнения заказа. Три месяца его вполне устроили.

   По краям рощи и возле лавочек появились разрисованные плакаты с планами по строительству озера. Его предполагали расположить по кругу внутри рощи, и перекинуть через него несколько живописных мостиков. Станция с гребными лодками обещала помочь горожанам хорошо отдохнуть от трудового дня.

   Это психологически подготовило людей к спецтехнике.

   Появление бульдозеров и экскаваторов не вызвало ни у кого недоумения. Днём и ночью, по прорубленной в рощице просеке вывозили деревья и тонны земли. Жители окрестных домов следили за машинами с замиранием сердца. Несколько листовок с изображением замёрзшего озера и катающихся на нём людей вселяли им надежду на будущие развлечения.

   Многим предложили вложить деньги в проект, чтобы в будущем получить неплохую прибыль от проката лодок и торговых автоматов.

   Но с наступлением холодов работы прекратились.

   Спустя неделю затишья, обеспокоенные люди начали звонить в офис, куда они отнесли свои сбережения. Телефон был либо занят, а позже и вовсе отключен.

   Один из жильцов лично съездил по указанному в справочнике адресу и вернулся ни с чем.

   — Компания разорилась, и никто не знает, где теперь их искать, — упавшим голосом поведал он новость соседям.

   Указанные Виктором три месяца истекли, и его клиент смог взяться за дело. Обещая жильцам домов вернуть украденные деньги, он просил лишь разрешения использовать под строительство и без того бесполезный котлован.

   Люди, которые успели попрощаться со своими вкладами, с радостью приняли его предложение. Они предпочли закрыть глаза и на то, что растущие по краям котлована деревья пришлось вырубить для удобства работы строительной техники.

   Вскоре жителей домов отделяли от нового жилого комплекса всего три полосы деревьев. Внутри комплекса остался маленький островок сосновой рощи, но дети часто залезали на деревья слишком высоко, и большинство жителей новых домов решило попросить срубить деревья и построить на их месте торгово-развлекательный центр.

   Клиенту Виктора ничего не оставалось, как пойти на поводу у жителей...

   Получив деньги за работу, Виктор решил отдохнуть и выехать за город к родителям. Там он провёл неделю, купаясь в озере и слушая рассказы стариков. Как-то раз на глаза ему попался фотоальбом. Точнее он попался на глаза его матери, и она не преминула показать его сыну.

   Там была одна фотография, где отец с матерью стояли на земляной дорожке. Счастливые, они улыбались в фотокамеру, и держали на руках маленького Виктора.

   — Мы часто гуляли по той роще, — голосом полным воспоминаний, отозвалась мать Виктора. — Вот бы и сейчас там пройтись... Ты знаешь, где это?

   Конечно же он знал. В его безупречном методе был только один недостаток: «Врач не мог вылечить самого себя...»

   

Сергей Лукиянов © 2013


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.