ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Катаклизм

Волк Серый © 2013

К вопросу о классификации бодунов

    Городская площадь, ярко залита солнцем. Это высокий холм и весь мир — где-то там, далеко внизу. Здания с белоснежными колоннами окружили площадь со всех сторон. Но это только внешний круг окружения. Внутри — люди в белоснежных одеяниях — заполнили холм почти наполовину. Людей много. Движения — никакого. Гордо вскинутые головы. Красиво, но безжизненно. Непонятно, кто здесь живые, здания или люди?
    На возвышении философствует оратор. Слышно его плохо, но если прислушаться, можно услышать.
    — Что есть бодун? — вопрошает он красивым, хорошо поставленным голосом.
    Увы, мир несовершенен. Вопрос никак не мог прозвучать в данном месте и в данное время. Почему-то всегда хочется недостижимого. Деловой подход, захотел — взял, не рулит. Даже если и поверить в волшебников. Древний Рим. Люблю я это время. От каждого Римлянина веет легендой. А как звучат их имена! Да, а, вот, попади туда, как говорится, на постоянное местожительство — тут тебе и хана. Того и гляди, куда-нибудь на галеры угодишь!
    Зри в корень, глядишь, и полегчает.
    И тишина. Чуть не ляпнул: и мертвые с косами стоят...
    Проблема по большей части в нем самом. Когда бодун, вот как сейчас, и соображается туго. Одно слово, бодун!
    Тем более, когда это — большой бодун!
   
    Голова каменная, руки затекли. Ноги — а, вообще, есть где-то там ноги, или их и не было? В первый момент, с минуту назад, когда открылись глаза, не получалось даже понять — живой я или нет?
    Я мыслю, следовательно, я существую. Аз есмь Человек!
    Отличная отмазка. Ссылка на великих рулит. А по сути, если я мыслю, я как раз не существую. Ведь я же мыслю, а не действую. А существование — есть Действо.
    А что есть мысль?
    Так, мысленная зарядка проведена. Теперь ближе к сути.
    Спрашивается, где были мои мысли только что, когда глаза были закрыты? Что там за порогом? Ни мыслей, ни воспоминаний, ни идей. Ничего. И это — жизнь?
   
    Так. Помочь делу, вполне в наших скромных силах. Смотаться для начала на кухню и выпить холодной воды. На спиртное совсем не тянет, и это уже хорошо. Значит, пока не запой. В принципе, должно полегчать. Заодно и Барсику корм положу. Вот он, легок на помине.
   
    Круглая симпатичная рыжая мордочка внимательно всматривается прямо в глаза. Кот сидит на груди, а я, кстати сказать, оказывается, лежу на спине — довольно увесистый, килограмм пять, как минимум. Выражение огромных, круглых, зеленых глаз — удивительно серьезное. Вот ведь пробрало бедолагу! Кушать хочется. А может, просто поприветствовать пришел.
    Огромные зеленые глаза вроде бы даже слегка прищурены. Губы заметно поджаты. Выражение мордочки забавно напоминает человеческое.
    — Ну, привет, приятель! — утрированно бодрый тон не призван никого обмануть, котеюшка — старый товарищ и всегда меня понимал. — Кушать хочешь? Айда на кухню!
    Кошачьи глаза слегка улыбнулись, и мой четвероногий товарищ спрыгнул на пол, позволяя таким образом принять вертикальное положение.
   
    Какой там бодун! Это даже не большой бодун. Бодунище! Стоило встать на ноги, сразу же повело в сторону. Как назло, стена, шкаф, стул оказались далеко вне пределов досягаемости для руки. Точно бы навернулся, да еще приложился бы головой о какой-нибудь угол.
    В этой непростой ситуации, хорошо еще, сообразил присесть. Руки автоматически подхватили кота. Пальцы принялись чесать за ушком. Усатый довольно заурчал.
   
    На удивление, помогло. В голове прояснилось, восстановилась какая-никакая способность ориентироваться в пространстве. Мелькнула дурацкая мысль: «Как после долгой болезни, сейчас санитарка войдет и задаст жару». Но никакой хвори не припоминалось и не чувствовалось. И я ведь дома, а не в больнице! Решительно поднялся на ноги. Проблем как не бывало. Самое интересное, чуть позже, на кухне, когда угостил зверюгу кусочками мяса и отпустил таким образом на пол, все сохранилось. Мелькнувшая, было, идея, что какая-никакая координация вернулась именно потому, что схватил кота — у них-то таких проблем не бывает! — вроде, не подтвердилась. И хорошо!
   
    На кухне резанул глаз веник. Примерно в одну десятую натуральной величины. А во всем остальном вполне нормальный. Ума не приложу, как и что я мог им подметать. Шучу, конечно. Это не более чем сувенир. Но в упор не вспоминалось, когда я успел такое чудо прикупить! Но голова и без того была чугунная. Так что — просто выбросил из головы. Подметено было, к слову сказать, довольно чисто. Совершенно не характерно для моих свычаев и обычаев. Поневоле пришлось себя зауважать. Главный веник, которым, очевидно, все и делалось, по доброй традиции не виден. Скорее всего — в спешке запнул его куда-нибудь пол ванную. Не суть — потом найду.
    Барсинька уплетал лакомые кусочки с явным удовольствием. Что-то в его облике было не так. Конкретно, с передними лапами. Но что именно, понять с ходу не удалось.
    На душе потеплело. Следил за ним и радовался, попутно соображая, когда успел так красиво ему все тут обставить: кормушка стояла на табуретке, покрытой яркой трехцветной салфеткой. Поилка — отдельно, на самом краю раковины, чтобы налить воды, просто поверни трубку смесителя. Удобно, что ни говори, но мне бы до такого не додуматься! Кусочки мяса вместо традиционной сушки время от времени, конечно, покупал. Надо же побаловать кошачьего!
    Но вот в остальном, в холодильнике оказалось шаром покати. Как Мамай прошелся. Кроме этих самых кусочков мяса. Получается, предстоит поход в магазин. Ума только не приложу, какой сегодня день недели? Не пора ли на работу бежать, поджав хвост? На дворе-то день. Рабочее время, если что, давно началось!
    Ничего себе заявочки! Отрывной календарь показывает среду. То есть, точно, пора бежать. Но, вчера это было или сегодня — непонятно. А то, как знать, может, и три-четыре дня успело пройти. Мобила, кстати сказать, разрядился. Что и немудрено с таким раззявой хозяином. Так что точную дату узнать из этого источника тоже не удалось.
   
    Жрать хотелось зверски. В желудке — пустыня Сахара. Но охота пуще неволи. Телевизор привычно молчал. Это началось не вчера, так что — не заморачиваемся. Только два часа в день в вечернее время. Но явно не сейчас. Парниковый эффект рулит. Доигрались, что называется. Это последнее — забастовка телевизора — вовсе не новость. Сокращение энергопотребления в связи с неблагоприятным влиянием технологии на климат началось далеко не вчера. Но лично я, ясное дело, ни при чем. Если только я — не сам дьявол!
    Если техника глючит, электричества нет, остается последнее решительное средство выяснить точную сегодняшнюю дату — телескоп. Уж он-то, родимый, не подведет!
   На электричество, кстати сказать, напраслину наговариваю, холодильник-то пашет! Но не в этом суть.
   
    Чтобы было понятно, я — астроном-любитель и все, что полагается, расположено у меня на балконе — третьего этажа, повезло, не надо ломать голову о безопасности Его Барсейшества. Итак, поехали! Поскольку сегодня и сейчас — день, измеряем текущее положение родного светила. Должно получиться не так точно, как с Луной, но плюс-минус лапоть сойдет. Сравниваем с таблицей...
   
    Оп-па! Хорошо, не поленился распечатать таблицу на сто лет вперед. Реперные точки по каждому году. Но и по ним можно оценить дату. Формулы-то в голове! Да и тут приведены на первой странице. Прикидываем в уме. Опять же, плюс-минус лапоть. Так вот, можно себя поздравить с юбилеем. Со вчерашнего измерения прошел, оказывается, тридцатник. Лет, разумеется!
    Нет, но это — не физика! И, уж конечно, не астрономия! Я от полноты чувств подхватил на руки пушистого приятеля. Который по обыкновению во время священнодействия крутился тут же. Кошачье любопытство вызывает восхищение!
    — Барсинька, а ты неплохо выглядишь, для столь почтенного возраста! — воскликнул я. Попутно вспомнились кусочки мяса, которые он только что сожрал. Подозрительно свежие. И даже не в морозилке. Но эту тему развивать не пришлось за отсутствием конструктивных идей.
    — Стараюсь, как могу... хозяин! — мысленно по привычке ответил тут же за него. И мы дружно решили отправиться в магазин. Авось, на сытый желудок и в голове прояснится!
   
    Внимание! Есть эмоциональный контакт. Пройден тест на адаптацию и совместимость. Наблюдения продолжаем. Принято решение повысить по отношению к необходимому минимуму уровень внешних атрибутов управления. Степень повышения уровня атрибутов подлежит уточнению. Оставайтесь на связи!
    Странная мысль мелькнула, пока мы с котом спускались по лестнице. Просто так такие в голову не приходят. Как будто радио прослушал. Я решил, что толком еще не проснулся и не стал на ней заостряться. Мало ли что приглючится!
   
    Двора оказалось не узнать. Точнее сказать, его попросту не оказалось. Нет, дома как были, так и стоят на своих местах, но в густом лесу! Поневоле пришла мысль: а тот ли это мир?! Подобный неконструктив из головы, конечно, пришлось безжалостно выбросить. Если это прошло тридцать лет, то поработал опытный агроном. Этим деревьям — столько примерно и есть! Все, правда, лиственные. Могли и сами вырасти. Идея телескопа о прошедшем тридцатнике, получается на поверку не столь уж маразматической! Вот тебе и бездушная железяка!
    В прихожей по пути глянул на себя в зеркало. Вот, сам я, как и Барсик, выглядел вполне — как будто вчера было именно вчера. Оброс только сильно. Но никакой метровой бороды, как у Черномора из Руслана и Людмилы не было и в помине! А что, и нечего смеяться! Если волосы растут примерно по сантиметру в месяц, сколько выходит?
   
    — Ну, что ж, хозяин. Вряд ли магазин фурычит, но что-нибудь мы тебе пожевать сейчас обязательно раздобудем. Не дрейфь! — привычно подумал я за Барсика и глухими таежными тропами — утрирую, конечно! — подошел к магазину. Где и встретил, наконец, своих собратьев.
    Магазин «Продукты» был открыт, но не работал. Народ там, впрочем, ошивался в количестве изрядном. Видимо по той же причине, что и я. Все слонялись, обалдевшие и неприкаянные. Как нищие на пиру у зажравшихся хозяев. Понять бы, вот только, кто они последние такие!
    Забавно смотрелись кошачьи — хорошо, если не десятеро — все правильно, где ж им еще ошиваться, как не в продуктовом магазине с кафетерием — мышей, поди, немерено! — расхаживали на задних лапах с забавно серьезными мордочками. Занимались они какими-то своими делами и на людей внимания не обращали.
    Что-то происходило очень сильно не так и настраивало на серьезный лад. Но что именно — опять не уловил.
   
    Поведение кошек выглядело не более чем забавным. Во всяком случае, это было не актуально. Вместо прилавков прямо посередине просторного теперь помещения стояли столы из кафетерия, сдвинутые в один большой стол, и на них — открытые консервы. Рыбные, мясные, консервированная фасоль. В общем, все, что хранится долго. Отдельной горкой лежали белые пластмассовые вилки. Из напитков сохранилась, очевидно, только минеральная вода, которая с пластиковыми же стаканчиками примостилась по соседству. Бери, не хочу. Народ, очевидно, подкрепиться уже успел и теперь по большей части делился новостями. Так что у стола я оказался практически один.
    Кстати говоря, и с новостями было не густо. Я прислушивался, конечно, но поистине, собственные комментарии, которые я время от времени мысленно позволял себе от имени кота показались интереснее. В основном, очевидно, из-за полного отсутствия мало-мальски объективной информации. По существу, никто не знал ничего кроме наблюдаемого в настоящий момент. Единственное конструктивное, что удалось уловить, все остальные тоже продрыхли весь этот тридцатник. О чем, разумеется, и понятия не имели. Не все же, как я — астрономы-любители! Я проснулся, оказывается, одним из последних, но и лидеры опередили меня от силы на полчаса.
   
    — Господи, кого я вижу! — раздался из-за спины невыразимо приятный голос.
    Каюсь, в свете последних событий ее в магазине я ожидал увидеть меньше всего. Похоже, Марина сменила гнев на милость. Еще вчера вообще не замечала, а теперь, вот, пожалуйста! Неужели только потому, что у меня Барсюха на руках? Или этого в нынешних обстоятельствах уже немало? Гадаю, конечно, на кофейной гуще.
    Вчера. Гм. Когда оно было — это вчера? Внешне она, как и мы с Барсиком — ничуть не изменилась.
    Мы чокнулись пластиковыми стаканчиками с Боржоми, и выпили за долгую счастливую жизнь. Спиртное по ее словам, сделалось ужасной кислятиной — пить такое невозможно. Но нам спиртное было по барабану.
   
    В общем, выпили, перекусили, обменялись любезностями. Что дальше? По домам? А еще дальше? Большой вопрос. Если не работает этот магазин, очевидно, не пашет и все остальное. С какой стати чему-то пахать, если прошло тридцать лет! Если принять в качестве рабочей гипотезы, что все продрыхли столько же. То есть, вообще все! Тогда можно считать, рухнул весь Социум. И еще не факт, что его удастся вот так просто восстановить. И что теперь? Что есть Социум? Это ведь пока еще не все Мироздание! Живы будем, не умрем! Придумаем как-нибудь, куда себя применить!
    Отчего-то пробрало морозом. Тридцать лет никак не соотносились с исправно работающим холодильником. И аппетитными, свежими кусочками мяса. Не кошки же все это устроили! С другой стороны, а почему бы и нет!
   
    — Барсинька! Ты разрешишь нам с Николаем... соединиться? — с совершенно серьезным выражением лица спросила Марина. И невозможно было понять, всерьез это она или шутит.
    Кот сидел рядом на столе. Со своими собратьями он уже успел переглянуться и перемяукаться. Типа, поприветствовали. А я с удивлением смотрел, как он в ответ совершенно серьезно, и, главное, вполне по-человечески кивнул головой.
    Вот тут я, кажется, начал что-то соображать. В том смысле, что возможно, не все мои мысли, обращенные к самому себе от его имени, на самом деле мои. А вполне даже — его самого. Но тогда, что означают эти их «мяу». Если общаются-то они мысленно.
    Или все эти мысли вообще, посредством которых мы все общаемся, существуют в сознании Мироздания, частью которого мы являемся? И Мироздание увидело, что мы, люди творим, и передумало оставлять нас хозяевами? Идея интересная, но высосана из пальца. Конструктива — ноль. Одним словом, чтобы голова не сделалась квадратной, пришлось выбросить и эти мысли из головы.
   
    — Ах да, прости, совсем запуталась. Для начала надо ведь было спросить у тебя! — прожурчал в душе ее голос. Меня, конечно, долго уговаривать не пришлось.
    — А разве не о том же самом я толковал... в прошлый раз? — ответил я.
    Только теперь я заметил, что Барсюха ведь совсем не царапается. Коготки он выпускал, конечно, сидя у меня на руках, но исключительно для порядку. По минимуму. А по большей части держался за мою рубашку пальчиками. Которые теперь явно различимы. Чуть больше, чем раньше, покрытые коротким пушком, и гнущиеся в суставах. Ну, и что все это должно означать!? Он, похоже, заметил это, и на его... личике появилась тень легкой усмешки.
   
    Кто я? Кто ты? Что значит этот мир? — звучит в душе цитата из того фильма. Не помню, к сожалению, как он назывался.
    Этот мир сменил хозяев? Честно говоря, поделом. Если новые хозяева все такие, как Барсик, лично у меня возражений нет. Хотя, со мной может и не согласиться, скажем, Мышь. Что поделаешь, мир как был, так и остается несовершенным.
    Тем более, новые хозяева, оказывается, тоже — промежуточное звено. Барсик уже водил нас с Маринкой на экскурсию. При такой жарище вот таким — на двух мощных нижних лапах и с парой маленьких верхних и мордами крокодилов — только и хорошо. Ведь про парниковый эффект, увы, было тут упомянуто вовсе не для красного словца.
    А так, все хорошо. По крайней мере — нет выпивки, нет и бодунов...
   

Волк Серый © 2013


Обсудить на форуме


2004 — 2021 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.